• Объявления

    • ШумФей

      КЛЕЙМЕНИЕ СОБАК И ЩЕНКОВ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫМ И СЕРТИФИЦИРОВАННЫМ ОБОРУДОВАНИЕМ   22.03.2018

      Уважаемые форумчане и гости форума! Сообщаем Вам о том, что Отделением Клуба по Ростову и Ростовской области производится клеймение собак и щенков. Метод клеймения - татуировка. Клеймение производится профессиональным и сертифицированным оборудованием с использованием импортной краски. Для клеймения возможен выезд на адрес. По вопросам клеймения Вам необходимо обратиться к Председателю Ростовского Отделения Бесединой Наталье Владимировне, ник на форуме ШумФей, по телефону 8-989-501-36-72
    • Референт

      У нас появилась авторизация через соц сеть ВКонтакте   03.04.2018

      У нас появилась авторизация через VK.com, теперь вы можете комментировать, общаться, делиться интересными материалами с друзьями! Аналогично для пользователей Android устройств, подключенных через учетную запись Google, можно так же авторизоваться и войти на форум под вашей существующей учетной записью. Просто нажмите кнопку Войти и выберите авторизацию через ВКонтакте. А под каждой темой или сообщение, есть кнопки Поделиться или Отправить для социальных сетей.
Лада

Казахская тазы в Алматы и не только

В теме 210 сообщений

ТАЗЫ В АЛМАТИНСКОЙ ОБЛАСТИ КАЗАХСТАНА.

 

ЧАСТЬ I.

 

ТАЗЫ В АЛМАТИНСКОЙ ОБЛАСТИ КАЗАХСТАНА. ЧАСТЬ I.

 

Рафаэль Балгин

специально для Вестника "Primitive and Aboriginal Dog Society"

 

Современные антропогенные факторы, влияющие на тазы

 

В настоящее время не многие казахстанцы могут себе позволить жить охотничьим промыслом. Если кто и занимается охотой, то это скорее хобби, чем насущная необходимость. В большей мере это касается и охоты с восточными борзыми породы тазы казахского типа.

Уже довольно давно поменялся сам социальный уклад казахов. Точнее казахское общество, как и весь мир, вследствие объективных причин стало частью т.н. современной цивилизации, которая меняет не только людей, но и специализацию всей этнической пирамиды, в том числе и животных, ей принадлежащих.

Люди казахского этноса за XX век потеряли свою, тысячелетиями создаваемую, кочевую культуру. Казахи ныне не живут в юртах, используя их лишь как один из немногих оставшихся традиционных элементов свидетельствующих об этнической принадлежности или исключительно в коммерческо-гедонистическом аспекте. Изменение жизни казахов коснулось многих сфер, перечисление которых выходит за рамки исследований традиций и современных подходов содержания тазы.

Естественно, повернуть вспять исторический процесс никому не по силам, да и уже никто в этом не заинтересован. Отнюдь. Даже традиционалистски настроенные группы казахов не представляют себя уже вне сложившейся системы современных цивилизационных принципов. И ни для кого из «казахов до мозга костей» не стоит вопрос преследования своих политических интересов именно во благо возвращения тазы к естественной или традиционной их жизни в соседстве с человеком-охотником, с переходом к терниям натурального хозяйства, меновой торговли, трудностям кочевой жизни и зависимости от природных стихий. Ради этой породы, никто в Казахстане даже на уровне ограниченной локальной человеческой популяции не станет отказываться от комфортабельной современной жизни, если это не будет иметь формат шоу-контейнера и соответствующего бонусного стимула.

Реальное же отношение к породе сильно отражается и на культуре содержания тазы - породы, описываемой в казахстанских госпрограммах, газетно-журнальных и сетевых публикациях, а также воспеваемой и восхваляемой ныне этнически ориентированными шоу-менами. Порода безвозвратно сдала свои прежние позиции. Точнее она сдана человеком в угоду новому цивилизационному укладу. И это уже не тенденция, а свершившийся факт. Постольку поскольку коллективный этнический разум, который имеет многоуровневые степени популяционной защиты, осознает превосходство «адекватной цивилизации». И принесение ей в жертву тазы не вызывает сострадания на уровне вселенского плача по произошедшей национальной катастрофе потому, что жизнь выставляет иные приоритеты.

В дальнейшем положение породы в контексте традиционных критериев содержания будет только ухудшаться. Идет сокращение охотничьих пространств рост народонаселения, реализация региональных, транснациональных и трансконтинентальных проектов, освоение все новых и новых территорий для логистических центров, железных дорог, трубопроводов и т.д. и т.п.

Факт сокращения ареала распространения сайги за последние 40 лет в этом контексте свидетельствует о том, насколько быстро убывают природные ресурсы, от которых зависит и порода тазы: в семидесятых годах прошлого века антилопа подходила к городу-спутнику Боролдай (ранее в русском произношении называвшийся как Бурунбай, в 10км от Алматы), а в настоящее время для того, чтобы на нее поохотиться надо ехать в джезказганские степи (напрямую расстояние до Джезказгана около 1000км). Зайцев, лис и волков и другой дичи ежегодно в Алматинской области выбивается огромное количество из-за повального приобретения населением вездеходов и современного стрелкового оружия, а также популярности ночной охоты с использованием мощных осветительных устройств. Очевидно, что усилением природоохранных мер и увеличением бюджета в этой сфере уже не помочь. Точка невозврата пройдена на цивилизационном уровне (!) уже давно. Возможно, последующая деградация породы растянется еще на десятки лет. Весьма вероятно, что в итоге останутся лишь выставочные линии с предварительной подготовкой в рамках коммерчески ориентированных программ и популяции егерских питомников при национальных парках и заказниках. Остальные собаки породы потеряют свою специализацию, и как следствие будут ассимилированы колоссальным количеством беспородных дворовых собак.

 

Приближение к естественным условиям или оптимальные условия для воспитания охотничьих тазы современности

 

Естественно, тазы это изначально – охотничья собака. В настоящее время в Алматинской области (территориальная единица) наиболее удобно содержать эту породу на окраинах сел на дистанции в 50-100 и более километров от Алматы - крупнейшего города Казахстана. Это позволяет тазы иметь свободу и самостоятельно выбираться в ближайшие степи, речные долины или предгорья. Так и только так собаки этой породы в настоящее время могут чувствовать себя естественно. К тому же на таком расстоянии еще можно встретить дичь, которая позволяет тазы проявлять свои качества. Следует, конечно, отметить то, что зимой лис можно встретить и на меньшей дистанции от города.

Те немногие из владельцев, кто позволяет себе регулярно выезжать на охоту и держать своих питомцев в условиях наиболее приближенных к естественному природному ландшафту, могут рассчитывать на то, что их тазы сохранят запрограммированное в них тысячелетиями свое предназначение и суть.

Необходимо отметить, что довольно непросто соблюдать такой режим и условия содержания. В настоящее время это труднодостижимый абсолют не только для сельчан-казахов, но и для питомников, которые чаще всего ограничиваются вольерным содержанием и нечастыми организациями псовых охот на природе. Выезд на охоту в рамках такого охотничьего режима – значимое событие с элементами приключений, драм, погони и адреналиновой терапии для заядлых охотников.

Для того, чтобы заводчик или просто заинтересованный в деле поддержания породы владелец мог себе позволить следовать всем традиционным канонам, он должен еженедельно располагать достаточно серьезной статьей расходов в своем бюджете, а также отдавать себя полностью специализации на тазы. Финансирование такого формата жизни для охотника-заводчика закономерно поставит вопрос о ведении племенной кинологической работы с сопутствующей ее коммерциализацией. А как следствие, ведется реализация щенков и работа по постановке этого процесса на постоянный поток для самофинансирования и окупаемости такого недешевого «увлечения».

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

В настоящее время в алматинской области по типам рациона определяется и характер содержания тазы.

Можно определить три основные типа: «вольные хлеба +», «бюджетное», и «мясо-костное» кормление. У каждого типа есть свои плюсы и минусы. В свою очередь можно сказать, что нет строгих правил следования этим типам рациона.

«Вольные хлеба» - тип кормления свойственный для казахского или точнее будет сказать сельского животноводческого уклада, т.к. тазы в селах давно перестали быть элементом лишь казахской этнической культуры. Казахстан - многонациональная страна, и можно сказать, что тазы в настоящее время занимаются представители различных этносов – казахи, русские, турки, греки и другие.

Несмотря на переход от кочевого к оседлому хозяйству принципы кормления по типу «вольные хлеба» особо не изменились. Однако, если в эпоху кочевничества казахи так обращались с разноплеменными пастушескими собаками, выделяя при этом из них тобетов, а тазы, ставя на порядок выше всех псовых, то ныне из-за социально-экономических факторов эта порода в ряде случаев уровнена с остальными собаками, за тем лишь исключением, что их могут использовать еще и для охоты, кроме сопровождения отар или охраны дворов, к чему они мало приспособлены и, что становится условием для частой кражи собак этой породы.

Хозяева тазы с вариантом кормления «вольные хлеба» проживают в сельской местности и кормят собак не регулярно, а их питомцы имеют возможность выходить в степь, предгорья и речные долины для самостоятельной добычи себе пропитания как прибавку к скудным порциям, состоящим чаще из остатков со стола, шкур и кишок забитого скота. Периодически тазы достается вареный в костном бульоне ячмень или размоченный в нем хлеб.

Тазы при этом свободны почти во всем и живут своим социумом. Владельцы в рамках такого режима содержания, за редким исключением, особо не утруждают себя заботой о своих тазы. Щенки рождающиеся в таких свободных «коммунах тазы», воспитываются сворой. Люди таких дворов особо не беспокоят тазы. Единственное, что входит в обязательное чинопочитание согласно договору с человеком - сопровождение сворой отары овец и следование за хозяином наездником.

«Бюджетный» тип рациона используют владельцы тазы, проживающие в основном в городских условиях. Чаще всего это либо начинающие тазятники, убежденные в авторитетности аннотаций на упаковках сухих кормов либо владельцы охотничьих тазы, которым такой рацион доставляет меньше забот. В него входят также продукты, которыми питаются сами хозяева. К такому типу рациона иногда добавляются и витамины. Однако, чаще этого не происходит из-за декларированного наличия витаминов в сухом корме. У охотников с тазы, несмотря на кормление сухим кормом и невыдающиеся размеры их питомцев, своры или тройки весьма успешно добывают лис.

«Мясо-костный» рацион подразумевает регулярное кормление сочетанием широкого выбора обрези, коровьего нёба и морд, горловин, потрохов, лыток и костей реализуемого на базарах и скотобойнях. Килограмм такого продукта в Алматы стоит от 50 до 200 тенге (от $0,35 до $1,3). В среднем на одну собаку еженедельно приобретается 5-7кг в зависимости от возраста. Сырое «мясо» дается дважды в неделю крупными частями, чтобы тазы имели возможность грызть мягкие ткани и хрящи, а также перекусывать кости. Это делается для формирования и тренировки челюстей. По кускам, остающимся после трапезы тазы, корректируются размеры последующего кормления. Остальные мясо–костные продукты развариваются и даются порциями дважды в день для взрослых особей.

К «мясо-костному» рациону обязательны витамины, каши и варенная в бульонах клетчатка (редька, кормовая свекла, кочерыжки капусты и пр.).

При «мясо-костном» рационе тазы обязательным считается еженедельно 2-3 раза вывозить на широкие пространства на охоту или продолжительную прогулку, а также следовать за лошадью или машиной на расстоянии 20-30км.

«Мясо-костный» рацион позволяет достигать отличных результатов заводчикам и охотникам, регулярно вывозящим их на степные тренировки. Собаки вырастают здоровыми и выглядят сформированными. Такие тазы в совместных выездах на охоту с другими сворами выгодно отличаются физической формой и подготовленностью к преследованию на большие расстояния по пересеченной местности.

Всегда следует обращать особое внимание на поддержание должного регулярного контакта между особью тазы и хозяином. Это обеспечивается изначально возрастом, в котором приобретается тазы и последующим натренированным взаимодействием с хозяином и другими тазы.

Желательно отнимать щенков у кормящей суки еще слепых или сразу после того как у них открываются глаза. Первый месяц-полтора содержится такой щенок в жилище хозяина, из-за необходимости поддержания правильного питания, санитарного ухода и развития. Следует отметить, что, находясь с первых недель жизни в течение продолжительного времени после открытия глаз в сообществе с взрослыми особями, и при наличии свободного пространства (двор, кошара, лисья нора в предгорьях и т.п.) щенки впоследствии могут держать дистанцию с человеком, оставаясь лишь симбионтами, обеспечивающими эскорт услуги для человека и его отар. Участвуя в охоте в сворах такие особи, подчиняясь кодексу «договора с человеком», не забывают хорошо работать.

Считается, что после достижения шестимесячного возраста щенков тазы следует вывозить на совместные охоты с собаками из других возрастных категорий, а также свор. Таким образом, они начинают проявлять себя не только как социализированные особи, но и как борзые с форсированным охотничьим развитием и заостренными рефлексами на убегающую дичь.

Не все тазы изначально свирепые на расправление с дичью. В пометах есть особи, взрослеющие довольно продолжительное время. В большей мере это касается молодых кобелей. Как раз таки вовлечение в совместные своры двух или нескольких владельцев позитивно влияет на адекватную социализацию тазы и на скорейшую инициализацию охотничьего настроя молодой особи.

 

К вопросу об обеспечении племенной работы, безопасности и трансформации принципов ценообразования на аборигенных борзых

 

Если не принимать во внимание особей тазы, содержащихся в городских квартирах и питомниках с их вольерами с использованием сетки-рабицы, то эта порода не может ассоциироваться с ограниченными пространствами, поводками и тем более с цепями. Для содержания лучше всего подходят участки на окраинах сел, своим удачным расположением позволяющие тазы избежать тотальной деградации в лабиринтах улиц и уличных сворах иных собак.

Необходимо признать, что в современных условиях, обусловленных социально-экономическими факторами для содержания своры этой породы достаточно иметь просторный огороженный участок, ограждение которого должно быть максимально глухим. Вместе с тем, следует обеспечивать тазы тренеровочными и охотничьими выездами на площади менее подверженные антропогенному воздействию.

Надобность обеспечения «непроницаемости» участка в большинстве случаев обусловлена нередкими кражами тазы в сельской местности и перепродажи их в другие регионы Казахстана и сопредельных стран. Нельзя сказать, что это является сформировавшейся индустрией, но «барымта на тазы» [1] довольно распространенное явление в некоторых социальных средах.

Использование термина «барымта» [2] в отношении кражи, таких раскручиваемых национальных пород как тазы и тобет, в настоящее время является социально обусловленным неалогизмом с оттенком фельетонной сатиры. Этому способствует среди прочего и информационный шлейф по популяризации и восстановлению элитарности породы. А привлекательность такого вида кражи обуславливается легким заработком для ворующего, сложностью в доказательстве факта кражи, а также мизерностью степени наказания в случае поимки с поличным.

Кража собак кардинально отличается от кражи скота. Воры используют украденных тазы для дальнейшей перепродажи заводчикам и охотникам или для последующего собственного разведения. Найти питомцев и наказать преступников практически невозможно. В стране нет службы розыска животных, соответственно, нет и специальных методик по их поиску. Многие владельцы просто не обращаются с заявлением в полицию. Чипирование собак слишком дорого, методика поиска потерявшихся или украденных собак не отработана, отсутствуют локальные программы учета с адекватным техническим обеспечением поиска с использованием электронного чипирования.

Между тем, стоимость тазы еще в эпоху Хана Тауке (один из самых выдающихся государственных деятелей Казахского ханства) в своде законов «Жетi Жаргы» [3] равнялась стоимости раба (кул) [4]. Чтобы понять принципы ценообразования на тазы, необходимо объяснить значение кул [5].

В кочевом обществе это понятие имело несколько иное значение, нежели в Древнем Риме раб. Кул – это человек, не входящий в систему родоплеменных отношений, но инкорпорированный и зависящий от нее. Кулы набирались из среды пленных. Рабы использовались главным образом в обустройстве личного хозяйства и домашнего обихода наследственной степной аристократии. Как социально-экономический уклад, рабство не получило распространения у казахов и не вышло за рамки патриархального домашнего формата. А процесс формирования «кульства» как социального института носил поверхностный характер, а грани между социальными группами и слоями были размыты. Таким образом, кул мог стать в последующем толенгутом – свободным наемником. К концу XIX века из-за обобщения права под эгидой российских имперских приоритетов и непривлечения казахов к военным действиям к контингенту кулов можно было отнести лишь людей без определенного места жительства и без имущества.

Современным аналогом понятия «кул» является «трудовой мигрант». Они прибывают в Казахстан из сопредельных стран чаще всего нелегально. Исходя из средней стоимости работы трудового мигранта-нелегала в 25000-60000 тенге за месяц работы на объекте [6], можно вывести современный «курс» стоимости зрелых и работоспособных на охоте тазы, что в совпадает со средними ценами на зоорынках, в питомниках и в объявлениях.

Конечно, подогреваемый интерес к породе в рамках госпрограмм и тенденциозного раскручиваемого квази-национального ажиотажа позволяет расширятся спекулятивным процессам, влекущим за собой появление объявлений о продаже щенков за $500-$800 (курс доллара США к тенге: $1=Т145). Естественно, что такие объявления ориентированы как минимум на заводчиков и перекупщиков из России, Украины, стран Прибалтики и Восточной Европы, а как максимум на дальнее зарубежье. В этом плане индустрия «трафика тазы» начинает обретать сейчас свои контуры. И это отдельная тема, которая будет рассмотрена в следующих публикациях.

Несомненно, в культуре кочевых казахов щенок тазы мог служить не только аналогом всеобщего эквивалента с высоким курсом стоимости, но и этическим символом. Здесь речь не идет о прямом обогащении. Точнее было бы сказать, что тазы всегда признавались, как «пропуск в» или «ключ к» налаживанию доверительных отношений в высокой степени их результативности. Так щенки от известных производителей могли заменить денежные выплаты традиционного ритуального калыма или служить подарком в вопросах межплеменной дипломатии. Вполне вероятно, что щенки могли быть использованы и в коррупционных отношениях.

Сейчас владельцы тазы отошли в подавляющем большинстве случаев от некогда традиционного кодекса распространения щенков от лучших производителей. А на заводчиков-интузиастов, ориентированных на следование традиционным этическим взглядам в отношение породы тазы, стремящихся придерживаться принципа «Нет продаже щенков тазы!» дельцы этой сферы смотрят как на безнадежных ретроградов.

 

В следующей статье будут рассмотрены поведенческие психообразы тазы, традиционные казахские определения по экстерьеру, особенности транспортировки тазы в автотранспорте, ветеринарному обслуживанию, подготовке в период взросления и многое другое.

 

1 «Барымта на тазы» – игра слов, неологизм.

2 Барымта – одна из форм решения родовых споров: самовольный захват, угон скота – табунов лошадей – у обидчика в возмещение причененного ущерба, когда тот не исполнял решения биев (судья, разбиравший споры по обычному праву казахов), позже превратилась в грабеж, практикуемый враждующими родами. Казахско-русский словарь под редакцией Сыздыковой Р.Г. и Хусаин К.Ш., Алматы: Дайк-Пресс, 2002, стр 542, ISBN 9965-441-62-6

3 «В истории казахского права ханского периода (XV-XIXвв.) известен только один законодательный памятник – «Жетi Жаргы» (Семь установлений). Точных сведений о том, кто был его автором или инициатором составления нет. Со ссылкой на казахские предания, творцом «Жетi Жаргы» принято называть хана Тауке». История Казахстана и Центральной Азии. Абусеитова М.Х., Алматы: Дайк-Пресс, 2001, стр. 365, ISBN 9965-441-57-X

4 «Самым распространенным видом наказания был «кун» (имущественное вознаграждение, возмещение). Уплатой куна даже убийца с согласия истцов мог сохранить себе жизнь… Стоимость (кун) раба равнялась стоимости беркута или охотничьей собаки». История Казахстана и Центральной Азии. Абусеитова М.Х., Алматы: Дайк-Пресс, 2001, стр. 369, ISBN 9965-441-57-X

5 Кул – 1) раб, 2) невольник, 3) переносное значение раб божий, ничтожная личность. Казахско-русский словарь под редакцией Сыздыковой Р.Г. и Хусаин К.Ш., Алматы: Дайк-Пресс, 2002, стр 542, ISBN 9965-441-62-6

6 Объект – строительная площадка, объем работы в ее рамках

источник amurson.livejournal.com/

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Лада. Спасибо. Жду продолжения.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Спасибо очень интересно и монументально.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Лада. Спасибо. Жду продолжения.

А продолжение нужно ждать от форумчанина "karapooz" которого забанили, он автор.

Статья описывает собак и их содержание у трех человек, живущих в радиусе 60 км от Алматы. Жаль что нет материалов о тазы из самого Алматы.

Жду с нетерпением продолжения.

 

С уважением.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти


  • Кто в онлайне   0 пользователей, 0 анонимных, 0 гостей (Посмотреть всех)

    Зарегистрированных пользователей в онлайне нет