• Объявления

    • ШумФей

      КЛЕЙМЕНИЕ СОБАК И ЩЕНКОВ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫМ И СЕРТИФИЦИРОВАННЫМ ОБОРУДОВАНИЕМ   22.03.2018

      Уважаемые форумчане и гости форума! Сообщаем Вам о том, что Отделением Клуба по Ростову и Ростовской области производится клеймение собак и щенков. Метод клеймения - татуировка. Клеймение производится профессиональным и сертифицированным оборудованием с использованием импортной краски. Для клеймения возможен выезд на адрес. По вопросам клеймения Вам необходимо обратиться к Председателю Ростовского Отделения Бесединой Наталье Владимировне, ник на форуме ШумФей, по телефону 8-989-501-36-72
    • Референт

      У нас появилась авторизация через соц сеть ВКонтакте   03.04.2018

      У нас появилась авторизация через VK.com, теперь вы можете комментировать, общаться, делиться интересными материалами с друзьями! Аналогично для пользователей Android устройств, подключенных через учетную запись Google, можно так же авторизоваться и войти на форум под вашей существующей учетной записью. Просто нажмите кнопку Войти и выберите авторизацию через ВКонтакте. А под каждой темой или сообщение, есть кнопки Поделиться или Отправить для социальных сетей.

Стоящий рядом

Пользователи
  • Публикаций

    3
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Репутация

0 Обычный

Информация о Стоящий рядом

  • Звание
    Заговорил

Информация

  • Пол: Не определился
  1. СОБАЧЬЯ ПСИХОЛОГИЯ Собака наделена определенными природными качествами и в окружающей ее среде руководствуется инстинктами и рефлексами или приобретенным опытом. Инстинкт – природное свойство любого живого существа, проявление инстинктов у собак – один из породных признаков. Тот или иной инстинкт у собаки может быть выражен сильнее или слабее в зависимости от степени контакта ее с человеком и удаленности от живой дикой природы. Рефлексы – это способность реагировать на жизненно важные для организма воздействия окружающей среды. При помощи инстинктов и рефлексов собака, как и любое живое существо, живет в своей среде и занимает в ней свое строго определенное место. С другой стороны, необычайно яркая способность к накоплению опыта позволила собаке приспособиться к жизни рядом с человеком и стать ему не только другом, но и незаменимым помощником в различных жизненных ситуациях. 1. Многие хозяева иногда считают, что их пес просто не умеет кусаться, что с ним ни делай. Это – очень распространенное заблуждение. Любая собака может укусить. По разным причинам: от страха, от боли, загнанная в угол, защищая щенков или хозяина, не понравился человек. Как видите, причин масса. Собака, в отличие от человека, всегда вооружена. Не надо этот факт недооценивать. И относиться к собакам (даже самым милым и маленьким) нужно с должным уважением. То, что собака не кусает хозяина или его ребенка, не значит, что она стерпит подобное отношение от постороннего. Не забывайте, ваш сын – член стаи (с точки зрения пса). Не кусает собака – значит, уважает его и знает свое место. С молодыми собаками (которым еще не объяснили, что их место в стае – десятое) и маленькими детьми (которые не могут показать свой авторитет без помощи взрослых) бывают проблемы, когда ребенок говорит собаке: «Дай пройти», а собака отвечает: «А ты кто здесь такой?». 2. Очень часто, опасаясь инфекции или агрессии, владельцы собак ограничивают общение своих питомцев с другими собаками во дворе. Это – ошибка. То, что собака по природе своей животное стайное, известно всем, равно как и то, что семья человека может заменить щенку естественную стаю. Однако «может заменить» вовсе не значит, что заменяет полностью, восполняя все биологические потребности собаки на сто процентов. Вот почему огромную ошибку совершают те владельцы, которые стремятся оградить растущую собаку от общения с ее соплеменниками, полагая, что щенку достаточно кон-тактов только с самим хозяином и его близкими. Мотивируют ограничение контактов с другими собаками и иными соображениями: боязнью заразить щенка или тем, что крупные со-баки могут покалечить малыша. Последние аргументы и вовсе не состоятельны. Чтобы щенок не болел, надо своевременно делать прививки, а не оттаскивать его от всех встречных собак. Ведь заражение происходит не только при непосредственных контактах, болезнетворные микроорганизмы находятся и на почве, и в воде, остаются на предметах, одежде. Опасения же, что другие собаки причинят щенку вред, также чрезмерны. Взрослые собаки играют со щенком очень бережно или просто избегают общения. Изредка встречаются рожавшие суки, проявляющие агрессию на чужих щенков, но их владельцы, зная такую особенность поведения, как правило, не подпускают своих собак к молодняку во избежание неприятностей. Так какие же потребности растущей собаки не может удовлетворить общение с хозяином, зато полностью обеспечивает общество других собак? Потребность в видоспецифичном социальном климате. Собаке присуще очень сложное социальное поведение, включающее целую систему запаховых, тактильных и зрительных коммуникаций. Овладеть этим «языком» в полном объеме можно, только общаясь с сородичами, а никак не с человеком. У щенка, растущего в изоляции от других собак, крайне обеднен репертуар демонстраций, звуковых сигналов, он плохо воспринимает мимику, сигнальные позы других собак. Такое непонимание намерений сородичей порождает страх и часто его оборотную сторону – пассивно-оборонительную реакцию. 3. Очень многие хозяева стесняются проявлений половой активности у своих юных питомцев. Кобеля-подростка неукоснительно наказывают за каждую попытку садки на других собак во время игр. Это – ошибка. Садки, имитация полового акта – совершенно нормальные элементы развивающегося полового поведения. Присущи они играм растущих кобелей, причем встречаются и в борьбе кобелей друг с другом (кошмар, гомосексуализм!), и в возне молодого кобеля и суки (какая распущенность!). Пожалуйста, не переносите человеческое понимание морали и нравственности на отношения собак. Если приставания юнца будут слишком надоедливыми, другие собаки сумеют эффективно образумить его, не создавая рефлекса запрета половой активности. А ведь именно этот рефлекс вырабатывают хозяева, наказывающие кобеля за сексуальные игры. 4. Многие люди, если видят зевающую собаку, полагают, что животное либо не выспалось, либо скучает. Это не всегда так. Узнав, что ожидается что-то интересное, собака нередко начинает сильно зевать, одновременно она может издавать весьма своеобразные звуки. Односложный звук издается почти на предельной высоте; более сложные звуки, начинаясь высоко, затем падают. Кроме того, у разных особей это выражается по-разному. Очевидно, такое позевывание следует считать типичным смещенным поведением. Позевывание можно рассматривать как приготовление к ситуации, требующей от собаки больших физических усилий. Оно всегда сопровождается глубоким вдохом, улучшающим функциональную готовность. 5. Иногда, увидев, как собака слишком активно трется мордой о землю или какие-либо предметы, владельцы полагают, что с кожей на морде у их питомца не все в по-рядке. Это не так. Очищая морду от остатков пищи, собака прижимается к чему-нибудь губами. Чаще всего она трется о мягкий предмет. Но чистить морду она может не только о мягкие предметы, лежащие на земле или на полу; так скотч-терьеры после еды частенько чистят свои бородки и морды об одежду домочадцев, висящую в передней. Надо ли говорить о том, что результаты плачевные. То же они делают и находясь в гостях. У многих собак чистка морды превращается в весьма приятный ритуал. Собака припадает грудью к земле и принимается чистить морду попеременно обеими передними лапами, потом трется мордой о землю. Она может даже упереться переносицей и имитировать чист-ку, хотя это место обычно и так чистое. Шею с боков она тоже порой трет о землю. Иногда собака бросается на спину и, изгибаясь, начинает совершать возвратно-поступательные движения. Чистит морду животное обычно беззвучно, но, постепенно возбуждаясь, начинает из-давать негромкие звуки: ворчание, позывы к лаю, не переставая вилять хвостом. Собака, чистящая морду, обычно сыта и довольна; само действие означает, что ничто не нарушает ее покоя. Перевернувшись на спину, она испытывает еще большее удовольствие, а встав, непременно встряхивается, чтобы привести в порядок шерсть. 6. Принято считать, что, если собака покусала человека, собаку необходимо как минимум наказать. При этом мы вовсе забываем, что чаще всего виноватым бывает сам покусаный человек. Много написано о взаимоотношениях человека с человеком, и под разными углами, и в разных разрезах; немного меньше дано советов владельцам собак о том, как содержать и как воспитывать своих любимцев, чтобы не навязывать их общение другим; и совсем ничего нет о том, как же этим другим вести себя, когда навстречу по тротуару идет собака. При виде красивой собаки почти каждому хочется ее погладить. Иные спрашивают разрешения у владельца, другие сразу начинают кокетничать, но и первые, и вторые ведут себя одинаково бестактно. Давайте проведем маленький психологический опыт. Представьте себе: вы идете по улице, весело помахивая хвостом, как вдруг к вам бросается идущая навстречу тетенька и начинает сюсюкать, гладить по голове, а то и целовать в нос. Причем тетенька ну совершен-но чужая, совсем незнакомая. Представили? Теперь понимаете, что чувствует чужая собака, когда вы к ней пристаете? Но это во-первых. Во-вторых, некоторые владельцы так обучают своих собак, что они в ответ на ласковую интонацию постороннего, на оглаживание и протянутую для этого руку реагируют агрессивно. Таким образом, получается правило первое: чужая собака для нас не существует. Чужой собаки для нас не должно существовать (даже если она – щенок). Щенки неопасны и в отличие от взрослых собак большинство из них любят, когда их ласкают. Но, поласкав щенка часто вместе со своим ребенком мы тем самым дали понять этой собаке, что посторонние могут быть источником положительных ощущений. Пройдет полгода, и тот же пес, который из трехмесячного бутуза стал десятимесячным щенком, положим, кавказской овчарки, полетит к нам или кому другому навстречу за обещанной нами порцией ласки... Так что гораздо правильнее не заигрывать с чужими щенками, не формировать у них такого опасного в будущем поведения. Надо сказать, что собаки практически всех пород – ужасные бюрократы. Привыкая к определенной форме поведения прохожих на улице, их определенной одежде, они тут же замечают любые отличия и реагируют на это соответственно своему жизненному опыту, породе или дрессировке. Особенно чуткими, беспокойными и агрессивными собаки бывают в су-мерках и малолюдных местах. Таким образом, если вам навстречу идет собака без поводка, продолжайте идти в спокойном темпе. Всем собакам не нравятся громкие крики, резкие движения, взмахи руками. Но одних это пугает, а у других может вызвать приступ агрессии. Внезапная остановка идущего навстречу человека, уход его за какое-либо укрытие (дерево, стол и т.п.), точно так же как специфическая одежда рыбаков, охотников или дорожных рабочих, вызывает у собак ориентировочную, оборонительную или агрессивно-оборонительную реакции. Кстати, пьяный прохожий не нравится собакам не столько потому, что от него пахнет спиртным, сколько потому, что он совершает не координированные, резкие и непонятные движения. Итак, правило второе: не отличайтесь от окружающих своим поведением. 7. Кажется, что чужая собака может быть чужой по-разному: чужая собака, когда вы идете по улице как прохожий; по-другому чужая, если вы встречаете ее со своей собакой; и собака друзей, к которым вы приходите в гости. Принято думать, что в этих различных ситуациях и вести себя надо по-разному. Но собака ваших приятелей тоже чужая собака со всеми вытекающими отсюда последствиями. Придя гостем в дом, так трудно удержаться от соблазна поиграть с живущим там щенком, поласкать или подкормить его! Таких желающих много Помните: «И каждый, улыбаясь, норовит тебя по шерсти бархатной потрогать»? И у щенка формируется отношение к посторонним как к манне небесной или рождественскому Деду Морозу. Вряд ли из такой собаки получится даже хороший сторож, а тем более защитник. Так что подумайте еще раз о том, какую услугу вы оказываете своему приятелю. Если уж вы решились на контакт с чужой собакой, то ваши взаимодействия должны иметь только воспитательный характер. Например, ну очень хочется погладить щенка – по-гладьте, но потом, завершая контакт, сделайте ему немного больно или неприятно (резко от-толкните, дерните за ухо, шлепните) либо просто резко отдерните руку. 8. Как часто, когда к нам подходит чужая собака и начинает обнюхивать, мы либо шарахаемся в сторону, опасаясь, как бы она не укусила, либо же начинаем ее гладить и сюсюкать с ней. Подходящая или протягивающая к вам морду собака совсем необязательно должна вас укусить или ласкаться к вам. В отличие от людей, собаки лучше видят носом, чем глазами, и желание разглядеть вас поподробнее вполне естественно. Если же к вам начинает приставать щенок, а они иногда бывают довольно нахальны, лучше всего не замечать его и продолжать движение. 9. Очень часто владельцы собак любят подводить своих питомцев к другим соба-кам, так сказать, для знакомства. Это – ошибка. Когда вы гуляете со своей собакой, то, конечно, лучше обходить всех незнакомых собак стороной. Даже если ваша собака и не драчлива, но на своей территории, т.е. в привычном, знакомом ей месте, она будет излишне самоуверенна, а на чужой территории более чем скромна. И то и другое может привести к конфликту. Замечено, что в свободном состоянии (не на поводке) собаки менее агрессивны. Но агрессивность возрастает, если хозяин рядом, если он пытается ласково увещевать свою собаку, повышает голос или, еще хуже, пытается прогнать чужую собаку. Достаточно легко возникают конфликты между кобелями, чаще – разной весовой категории. Но к карликовым породам большие собаки относятся более снисходительно. Совсем маленькие щенки очень редко, но могут вызывать агрессивное поведение у сук, а с 6–9 месяцев и у кобелей. Помимо этого незнакомая вам собака, даже здоровая на вид, может быть источником возбудителей самых различных заболеваний. ДУМАЕМ О ПОТОМСТВЕ Природа, уходя все дальше от жилищ людей, оставляет в их душах странную тоску, утолить которую может лишь общение с живыми существами. С каждым днем растет число увлеченных, в чьих домах есть место рыбам, птичкам, кошкам и, конечно же, собакам. А чем больше становится любителей животных, тем, разумеется, больше требуется домашних любимцев. В собаководстве началась своего рода цепная реакция – всё большие массы людей вовлекаются в занятие, которое каких-нибудь 10–15 лет назад привлекало лишь ограниченный круг профессионалов. Имеется в виду племенное разведение собак. Судите сами. Еще недавно покупать предпочитали кобелей, поскольку мало кого привлекала перспектива возни со щенками. Сегодня все наоборот: за суками стоят в долгих очередях, представительницы иных пород ценятся чуть ли не в два раза дороже кобелей. Будущие владельцы племенных сук видят себя прославленными заводчиками. (Заводчик – тот, кто занимается разведением собак.) Однако мечты сбываются далеко не всегда... Вот сука подросла, ей нашли пару, и начинаются огорчения. Либо сука наотрез отказывается подпускать кобеля, либо с огромным трудом ее удается склонить к «браку» с ним, а желанные щенки так и не рождаются. В чем же тут дело? Прежде всего в слабом знании биологии собаки как таковой и физиологии ее размножения в частности. Старайтесь избегать наиболее распространенных заблуждений, касающихся разведения собак и вязки. 1. Существует заблуждение, что за день до вязки кобеля необходимо покормить сырыми яйцами, причем чем больше, тем лучше – от этого в будущем помете будет больше кобелей. Мера хороша во всем. За день до вязки, конечно, яйцо дать можно. Яйца являются калорийной пищей, но на пол щенков в будущем помете никак повлиять не могут. Если и давать, то желток одного яйца вполне достаточно. 2. В среде некоторых горе-собаководов существует такое понятие, как «довязывание». Это когда суку вяжут сначала с одним кобелем, а контрольную вязку осуществляют с другим. Очень часто после рождения щенков хозяевам обоих кобелей говорят, что щенков нет (оба думают, что вязка была одна) или что щенки от другого кобеля (если хозяева кобелей узнают о таком безобразии). Не удивляйтесь, если в родословной появится третий кобель – так делают аферисты. 3. Некоторые заводчики собак полагают, что если повязать суку в начале периода течки (имеется в виду на 10–11-й день), то родится больше кобелей, если в конце (14–15-й день), то больше сук. Никаких научных объяснений этому нет, и практикой это не подтверждается. 4. Часто можно слышать такое утверждение, что если кобеля не повязать, то у не-го будет паралич (задних конечностей). Это – заблуждение. Никакого паралича не будет, множество собак доживает до почтенного возраста, так и не оставив потомства. 5. Очень часто владельцы собак настолько переживают за результат вязки, что сами стремятся помочь «новобрачным» в их нелегком деле, особенно если кобель или сука новички в вязке. Этого делать не стоит. Помощь владельцев собакам при вязке должна быть минимальной. Суку следует удерживать за ошейник, развернув задом к кобелю, и поддерживать под пах так, чтобы она не садилась и не выкручивалась. Попытки силой усаживать кобеля на суку обычно приводят к об-ратному эффекту – кобель отходит, избегая подобного обращения, может прекратить делать садки. Пытаясь помочь кобелю, ни в коем случае нельзя трогать его за член – это может при-вести к преждевременному извержению спермы. 6. Многие владельцы сук обиженно говорят о владельцах племенных кобелей, что те якобы требуют большие деньги ни за что. Но это совсем не так. Чтобы из кобеля вырос полноценный племенной производитель, необходимы не только повышенные и продуманные затраты на кормление, но также немало времени на полноценный физический моцион, регулярный уход за шерстью (для длинношерстных и жесткошерстных пород). А главное, огромные затраты на участие в выставках. Ведь основная реклама кобеля – это его титулы, звания, победы. Для породы, щенки которой стоят 150–200 долларов, сумма, полученная за алиментного щенка, едва покрывает расходы на самого племенного производителя. Хорошо, если пес просто сможет окупить свое содержание. Кроме того, сегодня в число племенных входит очень мало собак. 7. Многие начинающие заводчики собак ошибочно полагают, что, приобретя себе собаку (кобеля или суку) с целью разведения, они вскоре станут обеспеченными людьми. Это – заблуждение. Как правило, на разведении собак больших денег не сделаешь, но из каждого правила существуют исключения, что, впрочем, только подтверждает правило. Каковы же эти исключения? 1. Если у вас сука престижной и дорогой породы, на которую в течение ближайших лет сохранится устойчивый спрос по высокой цене. При этом сие исключение все же довольно условное, поскольку спрос может значительно упасть по многим причинам, сука может родить мало щенков и т.д. К сожалению, именно это исключение и приводит к появлению большого количества собак низкого качества, рожденных в угоду «моде» и в итоге «убивающих» популярность породы. 2. Если у вас сука – чемпион, повязанная за рубежом с интерчемпионом, и щенков из этого помета с нетерпением ожидают многие любители породы. 3. Если у вас кобель – чемпион, а еще лучше два или три, каждый из которых имеет большую племенную загрузку, которая не закончится через полгода. При этом следует пом-нить, что для поддержания племенной загрузки или спроса на щенков необходимо постоянно рекламировать своих собак, вкладывая в рекламу немалые деньги. 4. Если вы – владелец известного в стране и даже за рубежом питомника и относитесь к тем, про кого фирма «Педигри-Пал» пишет: «Рекомендации лучших собаководов». Долгими годами настойчивого труда, используя свои знания, опыт и связи, вы заслужили звание настоящего профессионального заводчика и сделали собаководство не только своим хобби, но и работой. Тогда в вашем питомнике действительно постоянно производится «высококачественный товар», который пользуется постоянным спросом и стоит хороших денег. Последнее исключение и есть то коммерческое начало в собаководстве, которое (в отличие от первого) можно и должно приветствовать. Второе и третье исключения очень часто становятся одной из составных частей разведения собак в классном питомнике. Долгие годы «делать деньги» в нашей стране считалось позорным, в том числе и на со-баках. Но сегодня мы уже понимаем, что труд и знания дорогого стоят. Что же касается лю-бителей, то задумайтесь хорошенько еще раз перед вязкой своей суки. В пользу положитель-ного решения есть только одно оправдание: эти щенки необходимы для прогресса породы! А еще лучше, предоставьте специалистам делать свое сложное и, поверьте, очень ответствен-ное дело. УХОД И СОДЕРЖАНИЕ Собака – привязчивое животное, но при этом она сохраняет определенную индивидуальность, которая в разной степени выражена у различных пород. Выбирая, какую собаку завести, нужно исходить из того, для каких целей вы ее заводите. Нужна ли она как компаньон и товарищ или для охраны дома? Выбрав породу, следует решить, где собака будет жить. Собака, которую берут в дом, живет рядом с хозяином и приносит ему массу любви и радости, какие может дать только искренняя собачья дружба. Собака-сторож дает такой радости меньше, но зато надежно охраняет дом. Однако и в том и в другом случае собаке надо обеспечить подходящие условия жизни, учитывая при этом ее стремление к общению с человеком, а также потребность в активном отдыхе. 1. Практически все владельцы собак полагают, что уход за когтями необходим только кошкам, а собаке, поскольку она не царапается, маникюр делать не только не-желательно, но и категорически запрещено. Это – заблуждение. Собакам тоже стригут когти. Есть специальные «кусачки» (продаются в зоомагазинах). Стричь нужно раз в две недели. Узнать, на какую длину стричь, придется «методом тыка» (начинайте отстригать по 1 мм с самого кончика – когда пикнет, значит дошли, до нерва). 2. Многие владельцы собак, чтобы создать своему питомцу комфортные условия во время купания, включают очень теплую воду, как для себя. А при сушке включают фен на максимальную температуру. Этого делать не рекомендуется. Купать собаку можно только в слегка теплой или прохладной воде. Идеальна комнатная температура. Сушить можно только теплым, а не горячим феном (нормальная мощность фена для сушки собаки – полтора киловатта). 3. Некоторые собаководы, пользующиеся клетками для своих питомцев, слишком легкомысленно относятся к этому второму дому собаки. Мол, клетка и в Африке клетка, чего тут еще думать. Это – заблуждение. Если вы решили, что клетка – это полезная и нужная вещь в доме, вот несколько сове-тов, которые могут вам понадобиться: 1. Большинство клеток сделаны из толстой проволоки или из пластика. Проволочные клетки всегда складываются, и их можно носить в руке как чемодан. Пластиковые клетки более громоздкие, хотя и не очень тяжелые. Если вы возьмете пластиковый контейнер на вы-ставку, будьте готовы нести его на спине, как черепаха панцирь. 2. Клетки бывают разных размеров. Выбирайте большую клетку, такую, чтобы собака могла в ней стоять и повертеться, устраиваясь поудобнее. В этом смысле чем больше клетка, тем лучше. 3. Некоторые клетки снабжены колесами, но они довольно быстро ломаются. Если вам нравится идея возить клетку, необходимо будет приобрести специальную раму на колесах, на которую устанавливается клетка. Однако в поездках это дополнительный вес, а необорудованные пандусами лестницы на вокзалах и в аэропортах России не позволят легко провозить эту клетку на платформе туда, куда вам хочется. 4. Положите на дно клетки матрас или сложенное в несколько раз одеяло, которые лег-ко стираются. Часто металлические клетки оборудуются специальными металлическими поддонами. 5. Если вы используете металлическую клетку, полезно накрывать ее сверху легкой не-прозрачной тканью или чехлом. Так собака будет чувствовать себе спокойнее. (Вспомните клетки с попугаями!) 6. Не оставляйте в клетке миски с едой и питьем, они только занимают место и легко могут опрокинуться. 7. Лучше всего приучать собаку к клетке постепенно. Если вы дадите своему щенку возможность ознакомиться с ней, привыкнуть, оставляя дверцу открытой и помещая внутрь любимую игрушку, собака почти сразу станет считать клетку своим домом. 8. Следите, чтобы в клетке всегда лежали одна-две любимые игрушки вашей собаки. Чтобы игрушки не надоедали, периодически меняйте их на новые, можно – хорошо забытые старые; через месяц ваш питомец будет снова очень рад их видеть и с удовольствием поиграет несколько дней. 9. Никогда не оставляйте собаку запертой в клетке больше чем на несколько часов за-раз, если она не имеет возможности выйти, размяться, поиграть или попить воды. 10. Клетку также можно использовать для приучения собаки к чистоплотности. Щенок никогда не напачкает в своей клетке, а будет терпеливо ждать, пока его выпустят наружу. Буквально в первый же день он научится проситься «по нужде». Выпуская собаку из клетки, вы сможете тут же выводить ее на прогулки. Таким образом, применение клетки избавит вас от лишних луж в квартире. Если вы заперли в клетку щенка для того, чтобы приучить его к чистоплотности, не оставляйте его в клетке больше чем на три часа. 11. Удобно использовать клетку при поездках с собакой на машине, особенно в дальних путешествиях. Некоторые собаки ведут себя неспокойно, пристают к водителю и т.п. Если ваша собака мечется в машине, как кит во время шторма, посадите ее в клетку на время по-ездки. В ней собака почувствует себя более спокойной и защищенной. К тому же вы можете быть уверены, что ваша любимица не выпрыгнет неожиданно на дорогу через открытую дверцу или окно автомобиля и не попадет под колеса машины. 12. Помните о том, что собака воспринимает клетку как «дом вне дома». Вы сможете беспрепятственно оставлять собаку в номере гостиницы и уходить в ресторан или на пляж, зная, что в номере не будет испорчена мебель, дверь, а ваш питомец скорее всего сладко спит в своем домике. 13. Если собака с непривычки начала скулить или выть в клетке, подождите немного, уговорами или угрозой заставьте ее на некоторое время замолчать и только после этого выпускайте из клетки. В противном случае у нее может закрепиться вредная привычка подвывать, чтобы привлечь ваше внимание. 14. Помните, что клетка для собаки – это не тюрьма, а скорее логово, место игр и отдыха, как мечта каждого подростка отдельная комната. Она дает собаке чувство покоя и безопасности в любой ситуации. 4. Очень часто можно услышать фразу: «Моя собака очень любит купаться». Это – заблуждение. Собаки обычно не купаются и если все-таки заходят в воду, то только в очень жаркий день либо в поисках подранка или упавшего в водоем предмета. В чисто гигиенических целях они купаться не будут. Правда, некоторые собаки явно наслаждаются, находясь в водоеме и даже плавая, причем делают это не по принуждению. Но и здесь их действия связаны с охотой или добыванием пищи либо продиктованы желанием освежиться. Явно отрицательное отношение большинства собак к мытью и купанию выражается следующим образом: после купания и особенно когда ее начинают вытирать, собака демонстрирует определенную агрессивность к купавшему ее человеку, например начинает активно возиться с полотенцем. При этом шерсть на спине у нее встает дыбом, чего не бывает при обычной игре. Сила и быстрота движений также указывают на то, что за игровым поведением кроется явно агрессивный настрой. Только социальные комплексы в отношении человека не позволяют ей разразиться настоящей злобой. Говоря о купании, отметим, что гладкая шерсть короткошерстной собаки в обычных условиях остается достаточно чистой и без мытья: очистительную функцию выполняет секрет сальных желез на коже. ЭТИ СИМПАТИЧНЫЕ ДВОРНЯГИ Они живут рядом с нами. Жалкие и гордые, злые и добрые, навязчивые и незаметные. С ними связано много проблем, среди которых особое место занимают проблемы кинологии. С точки зрения кинологов, существование дворняг в доме нежелательно. Дворняга занимает ту самую экологическую нишу, которую могла бы занять породистая собака. Но кинология-то существует для человека, а не сама по себе, и стоимость породистого щенка нынче в несколько раз больше средней заработной платы. Поэтому и появляются дворняги в наших сердцах и квартирах. Но и с дворнягами, собаками, казалось бы, знакомыми нам во всех отношениях, связа-ны некоторые широко распространенные заблуждения. 1. Принято считать, что дворняги – добрейшие существа. Это не совсем так. Большая часть беспородных собак не отличается выраженной агрессивностью к себе подобным, но они более агрессивны к посторонним собакам, чем боксеры, ризеншнауцеры, восточноевропейские овчарки, доберманы и колли. По способности к выработке агрессивно-го отношения к человеку как к возможному врагу дворняги и метисы уступают признанным служебным собакам, но опережают боксеров, колли и доберманов. Если понимать под опасностью для окружающих не спровоцированную агрессию, когда, например, на прогулке со-бака внезапно кидается на прохожего, то беспородные собаки опаснее только колли и доберманов. Очень неприятная особенность наших собак – агрессивность по отношению к детям – по степени ее убывания в сравнительном ряду пород выглядит так: кавказские овчарки, ротвейлеры, немецкие овчарки, черные терьеры, дворняги и метисы, восточноевропейские овчарки, колли, ризеншнауцеры, боксеры и доберманы. 2. Многие полагают, что дворняги – плохие охранники. Такое мнение не соответствует действительности. Сторожевые качества беспородных собак – лай на постороннего или на шум за дверью – менее выражен, чем у большинства собак служебных пород, но все же они значительнее, чем у доберманов, боксеров и колли. Половина владельцев дворняг охарактеризовала этот признак как очень сильно выраженный. По способности защищать владельца или охранять территорию беспородные собаки также уступают многим служебным, но оказываются лучше, чем колли и боксеры. И тем не менее 23% дворняг бывают хорошими телохранителями, а 45% – хорошими и отличными охранниками вверенных им квартир и дач. 3. Считается, что беспородные собаки дрессируются гораздо лучше, чем породистые, однако это не совсем так. Лучше всех дрессируется восточноевропейская овчарка, дальше это свойство убывает у пород: колли, доберман, дворняга, ризеншнауцер, ротвейлер, немецкая овчарка, кавказская овчарка, черный терьер, боксер. Но большая часть опрошенных владельцев беспородных со-бак (53 %) оценивает дрессируемость своих питомцев как значительную и очень сильную. 4. Среди некоторых заводчиков породистых собак бытует мнение, что по сообразительности дворняги уступают даже овце. Это неверно. По сообразительности беспородные собаки опережают породистых – 84% опрошенных владельцев дворняг говорят о том, что их собаки очень сообразительны. По независимости же поведения дворняги и метисы уступают только кавказским овчаркам, оставляя далеко позади других породистых собак. Беспородные собаки очень быстро усваивают правила «поведения за столом» – хорошие привычки. В этом они уступают лишь кавказским овчаркам и ризеншнауцерам. Вероятно, из-за независимого нрава привязанность беспородных собак к хозяину менее выражена, чем у классических пород собак (доберманов, боксеров, ротвейлеров, ризеншнауцеров, колли, восточноевропейских и немецких овчарок), но все же они более ориентированы на человека, чем черные терьеры и кавказские овчарки. Справочное издание О СОБАКАХ Автор-составитель ДУДИНСКИЙ Денис Игоревич P.S. Некоторые из поднятых вопросов могу вызывать недоумение и споры, но будем учитывать, что это мнение отдельного человека, хотя во многом я лично согласен.
  2. ПРЕДИСЛОВИЕ Из всех животных, которых одомашнил человек, лишь одно стало ему настоящим другом – собака. Собака умеет преданно любить, хорошо приспосабливается к различным условиям и усваивает уроки. Человек принял собаку в круг своей семьи, а она воспринимает эту семью как свою стаю, где хозяин – вожак. Собака и поныне служит человеку: помощником на охоте, сторожем, пастухом, ищейкой и поводырем слепых, но главное – она стала ему спутником и другом. Мы любим собаку ради нее самой, ценим ее доверчивость и непосредственность, ее привязанность и постоянство симпатий. Эти качества мы, люди, высоко ценим и, как бы очеловечивая животное, говорим о его верности. Хотя собаку можно купить, дружбу ее не приобретешь ни за какие деньги. Цена дружбы – доверие! Ежедневно и терпеливо занимаясь собакой, мы воспитываем друга. И, как сказал В. Берил Вест, собаки могут научить нас многому и даже помочь избежать стрессовых мыслей и ситуаций. Если только попробовать, то мы можем быть такими же уравновешенными и счастливыми, как и наши собаки. Для этого потребуется терпение и любовь к питомцу. Но на этом пути ожидает большое количество очень расхожих заблуждений и распространенных ошибок. ПРИЯТНОГО АППЕТИТА! Час кормления, несомненно, самый приятный и один из самых важных моментов в жизни собаки. Питание собаки, точнее, ее рацион в последние десятилетия было объектом многих научных исследований, главным образом в связи с тем, что собака стала объектом коммерции. Эта область кинологии значительно продвинулась вперед, и специалисты, имеющие к ней отношение, пришли к более или менее одинаковым выводам. Как и у человека, неправильное питание приводит к появлению у собаки различных заболеваний, в основном вызываемых чрезмерным кормлением, несбалансированностью рациона. В процессе длительного одомашнивания в организме собаки произошли радикальные изменения, и было бы неправильным предоставлять ей возможность самой выбирать корм, полагаясь на ее инстинкт. Таким образом, если вы хотите, чтобы ваша собака достигла преклонного возраста в полном здравии, ее нужно правильно кормить. 1. Прежде всего необходимо отметить распространенное заблуждение, что собак следует кормить исключительно сырым мясом. Это может вызвать у многих собак серьезные проблемы с почками. Кроме того, диетологи считают, что сырое мясо не содержит необходимого количества углеводов и витаминов, которые являются обязательными компонентами рациона. На здоровье собаки влияют раз-личные факторы: экология, наследственные болезни, условия жизни. Совершенно точно установлено, что отличное питание помогает организму защищать и лечить себя. Поэтому, если вы заботливый хозяин, хотите видеть своего друга веселым и довольным, при выборе корма обращайтесь к специалисту-кинологу, а еще лучше к ветеринарному врачу. 2. Многие владельцы собак уверены, что, чтобы у собаки не испортилась осанка, ее надо кормить с возвышения, кормление с пола осанку портит. На осанку собаки не влияет то, как ее кормить: с возвышения или нет. 3. Мы с детства уверены, что основная пища собаки – это кости. Это – глубокое заблуждение. Ни щенку, ни взрослой собаке нельзя давать кости. Это верный путь к преждевременной гибели, так как кости не перевариваются, а их острые края травмируют внутренние органы животного. Вот большой мосол послужит щенку игрушкой, доставит радость, ускорит смену зубов и разовьет челюсти. 4. Принято считать, что собака – умное животное и сама знает, сколько пищи ей потреблять. К тому же многие собаководы уверены, что собака не съест больше, чем сможет. Это – ошибка. Щенка до 4–5 месяцев кормят 3–4 раза в день, до 8–10 месяцев – 3 раза. Взрослую со-баку – дважды вдень: утром, после прогулки (не менее чем через 30 минут), и вечером, перед гулянием (не менее чем за 2 часа), или только один раз – вечером. Еды дают столько, чтобы после трапезы миска оставалась чистой. Если ваш пес не доел, уменьшайте порцию или количество кормлений. Если усиленно вылизывает пустую миску, грохочет ею, смотрит голодными глазами, попрошайничает – порцию придется увеличить. Если ваш питомец весел и жизнерадостен, глаза чистые и ясные, шерсть блестит и нет запаха псины, значит, он здоров, а его питание полноценное. Зелень (петрушка, укроп, кинза и т.п.) нелишне добавлять в измельченном виде в суп или салат. Весной очень полезна молодая крапива (ошпарить кипятком, мелко нашинковать – и в суп). Ягоды полезны и вкусны в свежем виде. Недостаток витаминов можно восполнить тривитом или тетравитом (масляные растворы комплекса витаминов): 2–6 капель в день. Если вы кормите собаку натуральными кормами (кашами, супами), то в них обязатель-но помимо мяса и круп (овсянка, гречка, рис, пшено, ячневая, пшеничная крупы) должны быть овощи: свекла, морковь. Летом, когда на рынке изобилие овощей, можно добавлять ка-бачок, болгарский перец, а также травы: крапиву, лебеду, подорожник, салат, одуванчик, петрушку. Макаронные изделия давать не рекомендуется: кроме лишнего веса и рыхлости (а что в этом хорошего?), они ничего не дают. Вареный картофель в организме собак не усваивается, он проходит по кишечнику транзитом – ни пользы, ни вреда. Если собака ест овощи сырыми – на здоровье. Можно давать рыбу, но порция рыбы должна быть в 2 раза больше, чем мяса, так как ее калорийность ниже. Яйца взрослым собакам дают 1–2 раза в неделю, причем желток дается только сырым, а белок или не дается вообще, или дается вареным. Полезен кефир, творог (1–2 раза в неделю), но творог лучше не домашний (он слишком жирный), а магазинный. Никогда не следует резко менять рацион. Новые продукты вводят постепенно небольшими порциями и следят за реакцией организма на них. Недостаток тех или иных веществ в организме можно определить по внешнему виду собаки и по ее поведению: – грызет штукатурку, кирпич, землю – недостаток кальция; – мусолит грязные носки, обувные стельки – недостаток витаминов группы B; – подбирает окурки – недостаток витамина P; – ест кал – недостаток витамина B12. – шерсть становится сухой, взъерошенной, появляется слезотечение – недостаток витамина A; – искривляются кости предплечья, задние конечности становятся X-образными – не-достаток витамина D. 5. Многие владельцы собак воспринимают своих питомцев как мясорубку – что ни кинь туда, все перемелется и все на здоровье, тем более если собака сама с удовольствием проглатывает тот или иной продукт. На самом деле это не так. Существует целый ряд продуктов, которые вообще нельзя давать собаке. Всевозможные сладости: пирожные, торты, кусковой сахар и т.д. – вызывают слезотечение или нагноение глаз, при этом может нарушиться и нормальная работа печени. Большое количество соли – яд для собаки (как и для нас с вами). Поэтому корм нужно подсаливать минимально. Любые пряности, специи и ароматические вещества, даже содержащиеся в обыкновен-ном печенье, могут стать причиной потери обоняния, особенно у охотничьих и служебных собак. Ни в коем случае нельзя давать баранину и свинину, учитывая, что в сырой свинине чаще всего содержится вирус собачьей чумки (чумы плотоядных Pestis canum). Оба этих сорта мяса вызывают расстройство желудка. Они слишком тяжелы для печени собак. Нельзя давать бобовые, крупы в сыром виде, кроме геркулеса. Собаки любят сырую картошку: 1 картофелина в один-два дня не повредит. Возникают проблемы и с молоком. Восприимчивость собак к молочному сахару (лактозе) весьма ограниченна. Молоко можно давать щенку до 4-месячного возраста. Кисломолочные продукты: кефир (кроме фруктового), творог и сыр хорошо усваиваются организмом собаки. 6. Зачастую, выгуливая собаку и замечая, как она «щиплет травку», хозяева реагируют однозначно – мол, пусть ест, витамины все-таки, чутье подскажет, какие растения ядовитые, а какие нет. Это – заблуждение. В мире существует много ядовитых растений. У некоторых растений ядовитыми могут быть только определенные части (например, корни, листья или ягоды), другие же растения ядовиты полностью. И собака не в состоянии их различить ни по запаху, ни интуитивно. Чтобы обезопасить вашу собаку, держите ее подальше от ниже перечисленных ядовитых для собак растений (на всякий случай). Абрикос Авокадо Азалия Айлант высочайший Актеа Алламанда слабительная Алоказия Алоэ-вера, или голубая агава Амараллис Американская вишня, или черемуха поздняя Американская омела Американский остролист Американский тисе Андромеда, или болотник, или багульник Аптечная сапонария Арбус, или розовые бобы Аргемона мексиканская Аризема Астрагал Баклажан Баптизия Барвинок Бассия иссополистная Башмачок бесстебельный Башмачок настоящий Башмачок прекрасный Белена (черная) Белладонна Белокрыльник болотный Белокрыльник эфиопский, или калла Бересклет Бирючина Бобовник анагиролистный, или «золотой дождь» Болотный хвощ Борец Бостонский плющ Брюква Будра плющевидная Бузина Василек Ветреница Вех ядовитый, или болиголов Вика Вишни (большинство видов) Волчеягодник смертельный, или волчье лыко Гемлок Гиацинт Глициния Горный лавр Гортензия Горчак Горчица полевая Гречиха Грибы Груша Дапн Двукисточник тростниковый, или канареечник красный Дельфиниум Дерево Адиантума Джонсонова трава Дикий виноград Дикий пастернак Дирка болотная Диффенбахия Дицентра Донник Драцена окаймленная Дуб (листья и желуди) Дурман Дурман вонючий Душистый горошек Жасмин Желтушник левкойный Живокость, или шпорник Жимолость Жимолость лесная Жонкилия Зверобой Зверобой продырявленный Иван-чай Иерусалимская вишня Индийский табак Ипомея Ирис (все виды) Кактус Каланхое Дайгремонта Калина обыкновенная Калмия узколистная Калужница (Первоцвет) Канадский астрагал Капуста белокочанная Каучуконос Каштан конский обыкновенный Кендырь Кислица Китайская замахина, или волчья ягода Клевер Кливия суриковая, или кливия оранжевая Конский каштан Копытень Кормовые конские бобы Крапива Крапчатый болиголов Красный клен Красный шалфей Крестовник Крокус Кроталария Крушина Куколь обыкновенный Кукуруза Лавр Ландыш майский Лантана Ледвянец рогатый Лекарственная мандрагора Лен Лилия (большинство форм) Лилиля длинноцветковая Лобелия Лобелия синяя Ложная амброзия Ломкая крушина Ломонос Лук Лук-резанец, или шнитт-лук Лунносемяник Льнянка обыкновенная Люпин Люпин многолетний Люпинус Лютик Люцерна Мак Манго Метлистый ракитник Миндаль Можжевельник Можжевельник виргинский Молокан Молочай Молочай красивейший Монстера Монстера деликатесная Морозник, или черемица Мускатный орех Наперстянка Нарцисс Ноготки Овес Окопник лекарственный Олеандр Омела Орляк Осенний крокус Острый окопник, или жесткий, или шероховатый Очный цвет полевой Падуб Папоротник Паслен Паслен сладко-горький Пенсильвальская черемуха, или вишня Персик Пижма Пион Пираканта Подсвекольник, или щерица Подснежник Подсолнечник Помидор Поручейник широколистный Примула Пурпурная вика Пустырник Рапс, или капуста полевая Рвотный орех Ревень Редька Робиния Рододендрон Рододендрон понтийский Рудбекия золотой шар, или «золотые шары» Самшит Сингониум ножколистный Смертельная квамассия Смертельный паслен Снежноягодник Сорго Спаржа Спорынья Стеблелист василистниковидный Сурепица обыкновенная Табак Темно-кроваво-красная лобелия Трава святого Джона Трилистник Триостренник болотный Тюльпан Фацелия колокольчатая Физалис Физалис обыкновенный Фикус плетистый Филодендрон Филодендрон лазящий Фритиллярия Хвощ Хвощ полевой Хмель Хохлатки Хрен Хризантема Цикламен Черная белена Чернокорень лекарственный Черный морозник Черный орех Черный паслен Чеснок Чина посевная Чистотел Чувствительная оноклея Шефлера лучелистая Шпинат Щавель кислый Щирица запрокинутая Эхинодорус сердцевидный Ядовитый сумах Японская глициния Японская слива Ярутка, талабан, вередник, жабная, голичек, клопец Ясенец белый 7. Многие часто добавляют в пищу собаке обычный овес, полагая, что, раз овес полезен человеческому организму, то и собаке он вреда не принесет. Это – заблуждение. Физиология обмена веществ у плотоядных (хищников), в частности у собак, имеет ряд особенностей, обусловленных миллионами лет эволюции их диких предков. Незнание этих особенностей, попытки в течение жизни одной особи или даже нескольких поколений исправить то, на что природа потратила сотни тысячелетий, часто приводят к самым печальным последствиям. В последнее время стремительно растет число заболеваний обменного происхождения у собак различных пород и возрастов. Анализ случаев подобных заболеваний показал, что примерно в 20% основной причиной явился рацион, прекрасно подходящий, например, поросятам на откорме, но никак не хищникам. Набор продуктов, составляющий основу рациона городских собак, свидетельствует о вопиющей безграмотности владельцев, причем не столько владельцев-любителей, сколько воинствующих «авторитетов» от кинологии. Подобная безграмотность и бездумные попытки исправить ошибки природы наносят ощутимый вред братьям нашим меньшим. Как известно из школьного курса зоологии, все животные делятся по способу питания на хищников, всеядных и травоядных. Типичные представители этих групп соответственно собака, свинья и лошадь (человек, кстати, находится в одной группе со свиньей). Даже самому далекому от биологии человеку не придет в голову кормить лошадь мясом. А вот собаку запросто кормят супом, как свинью, и овсом, как лошадь (геркулес – не что иное, как очи-щенный и плющеный овес), и потом удивляются, почему у несчастной собаки выпадает шерсть и зубы, появляется целый букет иных заболеваний. 8. Очень часто владельцы собак дают мясо своему питомцу в виде фарша, полагая, что в таком виде оно усвоится лучше и быстрее. Это – заблуждение. Следует помнить, что собака не жует пищу, а заглатывает кусками, отрывая их коренными зубами. Резцы и клыки служат для захвата и удержания добычи. Иногда, при поедании крупных кусков мяса, собака производит движения, напоминающие пережевывание, но на самом деле происходит перекусывание куска на более мелкие. Желудочно-кишечный тракт собаки переваривает наилучшим образом именно куски пищи. Очевидно, что кормление, на-пример, мясным фаршем нецелесообразно и даже вредно. 9. Некоторые владельцы собак, приближая рацион своего любимца к естествен-ному (мясо), категорически отрицают овощные добавки, полагая, что раз собака хищник, то никакие овощи ей не нужны. Заблуждение! Давать овощи собаке можно и нужно. Овощи служат основным источником витаминов и углеводов. Следует иметь в виду, что ни одно животное (за исключением улиток) не способно расщеплять своей пищеварительной системой целлюлозу, из которой состоит оболочка растительных клеток. Поэтому овощи в рационе собаки должны быть сырыми и мелко-тертыми. Возможны возражения: кто же трет хищникам овощи в природе? А там все проще, правда, менее аппетитно. Поймав добычу, хищники в первую очередь поедают кишечник травоядных вместе с содержимым. Это содержимое – химус – представляет собой продукт переработки растительной целлюлозы микрофлорой кишечника. В таком ферментированном виде собака может усвоить клетчатку. Однако если дать домашней собаке мелкотертые овощи, она усваивает не клетчатку, а углеводы, непосредственно находящиеся в клеточном соке. Клетчатка при этом не переваривается, а проходит через кишечник, придавая химусу плотную консистенцию и стимулируя перистальтику. 10. Заблуждением также является кормление собаки молоком. Цельное молоко давать взрослым животным нежелательно, так как большую часть белковой фракции молока составляет казеин (до 40%), который перерабатывается сычужным ферментом, отсутствующим у взрослых особей. Молочнокислые продукты представляют со-бой продукт микробной переработки молочного белка и легко усваиваются организмом в натуральном виде. Из многообразной гаммы молочнокислых продуктов для собаки больше всего подходят кефир и нежирный творог. Но самым полезным будет кормление простоквашей и творогом, полученными в результате сквашивания молока препаратами типа лактобактерин, бифидум, бификол и т.п. 11. Очень часто хозяева подкармливают своих питомцев со стола, даже не догадываясь о том, что практически все продукты, входящие в рацион человека в том виде, в котором он, человек, их потребляет, категорически противопоказаны собаке. Итак, чем же ни в коем случае нельзя кормить собаку: – горячей, (прямо с плиты), холодной (из холодильника), острой, соленой, жирной, сладкой, копченой пищей; – речной рыбой. Можно давать только вареную морскую. Пресноводную и сырую мор-скую не давать никогда, так как возможно заражение глистами; – костями. Вопреки укоренившемуся заблуждению, кости для собаки – гибель. Во-первых, они не усваиваются. Во-вторых, могут вызвать запор, прободение кишечника, заворот кишок. Особенно опасны трубчатые кости, которые имеют обыкновение расщепляться на острые части. Кости быстро стачивают зубы животного; – макаронами, бобовыми продуктами, белым хлебом, картофелем, горохом, изделиями из пшеничной муки; – сосисками, колбасой, окороком. Нам известно немало владельцев, которые для своего любимца способны сделать невероятное и не спасуют ни перед какими расходами и трудностями. В данном случае все это совершенно напрасно. Колбасные изделия для собаки – яд. Они портят печень, и собака рискует погибнуть уже в молодом возрасте. Ведь неизвестно, какие добавки вводят в колбасы, чтобы они имели привлекательный вид; – сахаром и конфетами. Сладости портят аппетит, нарушают пищеварение. Кроме того, они разрушают зубы и крайне неблагоприятно влияют на глаза, которые начинают слезиться; – свининой и жирной бараниной, сырым куриным мясом; – протухшими и прокисшими продуктами; – в корм собаке нельзя добавлять пряности: перец, лавровый лист, острый томатный соус. 12. Многие собаководы полагают, что собака сама знает, сколько ей потреблять пищи, и поэтому набивают миску собаки доверху. Это – заблуждение. Самое основное правило, которое должен знать собаковод: суточная норма кормления находится в прямой зависимости от количества физической нагрузки, которую собака потратила за это время. При повышенной нагрузке объем корма немного увеличивается, при пониженной (пес больше отдыхает или спит, меньше гуляет) – немного уменьшается по сравнению с обычным дневным рационом. Основной показатель правильного кормления – нормальная упитанность собаки при хорошо развитой мускулатуре. Если ваш питомец здоров и ему не свойственна повышенная активность в еде (жадность), что встречается достаточно редко, то он спокойно отходит от своей опустевшей миски. Если же пес продолжает вылизывать («гонять») миску (может даже вам ее притащить), значит, ему не хватило корма. Вам всегда необходимо помнить: 1. Взрослую собаку кормят два раза в день: утром и вечером. 2. Миску убирают через 10–15 минут после начала кормления, независимо от того, опустела она или наполнена. 3. Свежая питьевая вода должна стоять постоянно, особенно при кормлении сухими кормами. 13. Некоторые собаководы считают, что собака вполне может обойтись без минеральных добавок и подкормок, – мол, из пищи, которой мы ее кормим, она получает все необходимое. Это не так. Минеральные вещества жизненно необходимы и для щенков, и для взрослых собак. Костная мука, кальций, фитин, глицерофосфат, минеральные подкормки, включающие в себя все необходимые компоненты, играют важную роль в формировании костяка щенков. Вам необходимо знать и помнить, что для каждой породы количество минеральной подкормки должно быть различно. Лучше всего обратиться за советом в любой клуб собаководов. Передозировка минеральной подкормки для щенка может привести к хрупкости костя-ка, что будет, вероятно, выражаться в переломах лап. У взрослой собаки излишек минеральных добавок вымывается из организма. БУДЬ ЗДОРОВ, ПЕС! Надо быть всегда внимательными к своему четвероногому другу. Не только правильно кормить, ухаживать, воспитывать. Заботливый хозяин сразу заметит малейшие отклонения в поведении животного, что тут же его насторожит: не заболела ли собака? Прежде всего запомните: 1. В норме частота пульса у щенка 100–120 ударов в минуту, у взрослой собаки – 60–80. 2. Щенок совершает до 40 дыхательных движений в минуту, взрослая собака – 12–30. 3. Температура тела у здорового щенка 38,5–39,5, а у взрослой собаки – 37,5–39,0. 4. У здоровой собаки ясные, чистые глаза, она подвижна, у нее хороший аппетит, шерсть блестит. И конечно же, старайтесь избегать наиболее распространенных заблуждений, касающихся здоровья вашего питомца. 1. Многие владельцы собак, заметив на теле собаки рану, говорят, что, мол, животное само залижет. Это – большое заблуждение. Ротовая полость собаки – это рассадник микробов, вызывающих в ране гнойное воспаление. Непонятно, откуда идет миф о целебных свойствах собачьей слюны. Специалисты утверждают, что это глубочайшее заблуждение. Если собака зализывает рану, сроки заживления увеличиваются минимум ВДВОЕ. Для предотвращения разлизывания раны в большинстве случаев требуется ношение защитного воротника. 2. Зачастую собаководы полагают, что дозировка глистогонных лекарств зависит от возраста собаки. Это – ошибка. Дозировка зависит от веса собаки. 3. Принято считать, что запах из пасти собаки – это явление нормальное, по-скольку собака не человек и не чистит зубы. Это мнение ошибочно. Запах изо рта бывает по многим причинам. В первую очередь надо обратить внимание на состояние зубов. При отложении зубного камня всегда плохо пахнет изо рта, иногда даже на расстоянии. При кариесе бывает запах, особенно если кариес появился после переболевания чумой. При гастритах бывает запах изо рта, но крайне редко. Иногда запах появляется у животных, которых кормят исключительно сухими кормами. Причины многообразны, и если имеются другие отклонения здоровья, то лучше обратиться к врачу. 4. Очень часто владельцы собак, для того чтобы устранить запах псины, регулярно купают своего питомца – каждый месяц, а то и неделю. Так делать нельзя. Рекомендуется купать животных только летом – это время, физиологически приспособленное для купания. В другое время года можно мыть лапы, живот, но не всю поверхность тела. Даже когда на ощупь кажется, что собака уже высохла, в глубине шерсти влага удерживается и долго сохраняется, способствуя переохлаждению. На животе и лапах растет преимущественно остевой волос, а на боках и спине, кроме этого, имеется еще подшерсток, который сохнет намного дольше. Поэтому не рекомендуется зимой и осенью купать собак. В теплое время года собак мыть можно, желательно шампунем для сухих волос, потому что деятельность сальных желез собак несравнима с человеческой, кожа у них легко обезжиривается. ПРИМЕРНОЕ ПОВЕДЕНИЕ Воспитание собаки – сложное и очень ответственное дело. Все владельцы любят своих питомцев, мечтают, чтобы их поведение дома и на улице доставляло радость и удовлетворение. И как порой хозяевам не хватает умения, опыта, а иногда и терпения, чтобы избежать ошибок. Всегда необходимо помнить, что «дурное» воспитание собаки – это прежде всего ошибки хозяина. Чтобы их исправить, придется возвращаться к основам дрессировки, к методике воспитания щенка. Это требует упорного, длительного труда, максимум терпения, многократных повторений приемов, применения отвлечения, разумной строгости, но никогда грубости и побоев. Какие же заблуждения встречаются в сфере воспитания собаки? 1. Есть очень распространенное заблуждение, что собака сама научится понимать человека, сама будет принимать единственно правильные решения в сложных ситуаиях и т.д. Возможно, некоторые и научатся и будут принимать... Но какой ценой достанутся собаке эти знания, если хозяин со своей стороны не сделает ей шаг навстречу и будет навязывать только свой язык общения. Человек обязан изучить «язык» своего животного хотя бы потому, что ему это сделать проще. Представьте себе встречу с папуасами... Ваше воображение уже нарисовало стандартную картинку: островок в теплом океане, пальмы, песок и вы в окружении дикарей. Верно? А теперь, «переверните» ситуацию, попробуйте побыть в «собачьей шкуре», и вы с удивлением обнаружите, что для собаки такие «папуасы» – это мы с вами, когда мы пытаемся изъясняться с ней на непонятном для нее языке и при этом производим массу ненужных действий. 2. Есть одно довольно расхожее заблуждение относительно собак, работающих по наркотикам в спецслужбах и на таможнях: будто они сами завзятые наркоманы, будто процесс их подготовки к работе в том и заключается, что собаку «подсаживают на иглу», и они ищут наркотики в попытке добыть себе дозу. На это абсурдное утверждение можно заявить только одно: «А собак, работающих по взрывчатке, кормят взрывчаткой». 3. Очень часто прием пищи у людей превращается и в прием пищи у собаки: каждый член семьи норовит под столом подсунуть питомцу кусочек колбасы или даже целый бутерброд. Так поступать ни в коем случае нельзя, особенно если собака еще щенок. От одного бутербродика, конечно, ничего не будет. Но это может незаметно перерасти в привычку. Щенок не будет доедать из миски, а будет ждать подачек со стола. Про вред этих бутербродов с точки зрения углеводов и аллергии мы поговорим позже. А пока представьте картину: семья садится за стол ужинать, между ног и под столом бегает четвероногий воспитанник. Вы спотыкаетесь, можете из-за этого пролить что-то (или даже ошпарить щенка). Когда семья уже сидит за столом, каждый норовит подсунуть щенку кусочек под столом (особенно это любят делать дети). В результате через полчаса семейной трапезы щенок, как крокодил, с громадным брюхом и на коротких лапках еле вылезает из-под стола. Хорошо, если для щенка это закончится простым поносом, но если такая картина повторяется регулярно, собаке не избежать хронического расстройства желудка. Как действовать правильно? На время приема пищи щенка нужно удалить из кухни или комнаты. Два дня или неделю он будет скрестись, выть и тявкать. Перетерпите это время. Не жалейте его – это губительная жалость. 4. Очень часто владельцы собак, заметив, что щенок подбирает что-то на улице, начинают кричать на него, оттягивать за поводок и даже бить. Так поступать нельзя. Если щенок начал подбирать всякую гадость на улице, возьмите кусок мяса (100–150 г) и положите в пакетик. Подержите в теплом месте сутки, чтобы хорошенько затух, а затем дайте собаке мелко нарезанный маленький кусочек размером со спичечную коробку утром натощак. Через три дня утром дайте еще раз кусочек такого же размера. Должно пройти. 5. Многие люди полагают, что собака в семье находится, так сказать, в подчиненном положении, что она всего лишь украшение квартиры, друг, который всегда будет приносить тапочки и лизать кормящую руку. Это далеко не так. Собаку очень легко избаловать. Она может сесть на голову хозяевам. И вы окажетесь перед ней совершенно бессильны. Так случается! Собака великолепно чувствует человека, его характер, его сильные и слабые стороны, отсюда – подчиняется или не подчиняется: бывает, даже ухом не ведет в ответ на все понуждения и приказания! Почему, думаете, это происходит? Пес привык, что ему угождают. И вот он считает себя главным в доме, «вожаком стаи». Не вы вожак, а он вожак, не вы руководите его поступками, а он – вами... Нетрудно вообразить ход мыслей такого зазнавшегося пса. Вероятно, он настолько привык к своему исключительному положению, кажется себе таким величественным, что лишь мирится с этими странными, на его взгляд, уродливыми существами: ходят на двух ногах, вместо того чтобы бегать на четырех!.. У собаки очень силен стайный инстинкт. Ведь в дикой природе она жила стаей (как живут волки). Конечно, трудно рассуждать за животное; вероятно, чтоб до конца понять его, надобно побыть в его шкуре. Но все же естественно предположить, что собака, живущая в семье, принимает всех домашних за стаю. (Бывает и обратное явление – люди живут среди волчьей стаи. «Маугли» помните? В основе книги лежит действительный случай из числа тех, какие не так уж редки в Индии.) И все же вы должны взять верх над собакой – уговора-ми, лаской, выдержкой, настойчивостью – как хотите! Надо, чтоб вы были вожаком, а не со-бака. Собаки перенимают не только привычки, образ жизни, манеру поведения, но и недостатки хозяина. У раздражительного человека и пес неуравновешенный, возбудимый; у злого – злой; у грубого – грубый; у доброго – добрый... 6. Многие владельцы собак обращают внимание только на три аспекта общения с собакой: кормление, дрессировку и выгул, совершенно забывая о не менее важной стороне – игре. Они считают, что вполне достаточно побросать собаке палку, и все. Это – глубокое заблуждение. Значение игры в жизни всего живого так велико, что зоопсихологи даже выделили специфическую потребность животных – потребность в игре. И неудовлетворение этой потребности, точно так же как, например, пищевой, приводит к печальным последствиям. Так что, беря в дом собаку, вы приобретаете одновременно и обязанность не только кормить ее, но и играть с ней. Биологическая значимость игры очень велика. Но сейчас остановимся на других ее функциях, не менее важных для владельца. Прежде всего, игра – это единственный метод установления дружественных и добрых взаимоотношений с собакой, но, кроме того, игра – прекрасный способ дрессировки, особенно для щенков и молодых собак. Если вы не хотите, чтобы ваша собака гуляла сама по себе, чтобы она предпочитала общество собак вашему, если вы не хотите гоняться за ней часами, после того как отпустили с поводка, или если вы хотите, чтобы собака ела вас глазами, чтобы она была вашей собакой во всех смыслах этого слова, чтобы вы были на улице для нее самым главным, самым интересным и самым лучшим, – играйте с ней. Играйте со щенком, не давайте ему самому искать себе развлечений, оставляйте его в покое только тогда, когда он собирается сделать свои делишки, – тем самым вы не только воспитаете преданную собаку, вы еще не дадите сформироваться нежелательному поведению. Собака просто не успеет научиться искать пищевые или околопищевые продукты, бегать за кошками, приставать к прохожим и собакам, у нее не будет на это времени, а со временем (вот в чем соль!) пропадет и желание. Более того, привыкнув следить за вами в ожидании чего-нибудь интересного, такая собака, повзрослев, легко и быстро придет к вам на помощь в конфликтной ситуации. Щенки и молодые собаки предпочитают подвижные игры, поэтому с удовольствием играют в догонялки. Даже просто бег бывает веселой игрой, а если он с препятствиями или по пересеченной местности, то становится еще интересней. Бег за предметами нравится всем собакам, при этом предметы можно и не бросать, а просто отбегать от щенка с ними. Когда щенок догонит вас, можно, приподнимая предмет, заставить его попрыгать. Игровые предметы лучше иметь постоянные и не пользоваться подножным и случайным материалом. Постоянные игровые предметы становятся интересными и важными для собаки, с такими игрушками можно предложить другую очень увлек-тельную игру – поиск потерянного предмета. Для собак, которые собираются стать телохранителями, будет полезной игрой борьба при помощи жгута или большой достаточно упругой игрушки. Жгут можно изготовить самому из старой штанины. Манипулируя игрушкой, вы вызываете у щенка желание ее схватить, а потом остается только затеять борьбу за ее обладание. Такая игровая борьба призвана научить собаку желанию и умению бороться и хватать (только не нужно использовать для этой цели рукава собственной куртки). А что может быть веселей, чем преодоление с хозяином всяких препятствий-приспособлений на детской площадке? Веселей могут быть только пряталки; кстати, они за-ставят вашу собаку всегда следить за вами, чтобы вы не «потерялись». Некоторым собакам, особенно крупных пород, очень нравятся «потолкашки». Если такого щенка потолкать из стороны в сторону открытыми ладонями, получается довольно весело. И все это можно использовать при воспитательной дрессировке. Например, догонялки и пряталки – лучший способ отработать у щенка не просто подход, а подбег по команде «Ко мне!». В игре легко научить аппортировке, только при этом бегать надо не за щенком, а от него. А поиск потерянной игрушки приучит вашу собаку к следовой работе. При помощи игровой борьбы можно научить щенка перехвату и многим другим хитрым штукам. И чем раньше вы познакомите щенка со спортивными снарядами, тем он будет крепче физически и тем легче вам будет в будущем научить его преодолевать настоящие препятствия. Но не переутомляйте щенка, хотя играть нужно до усталости. 7. Одной из самых главных ошибок в воспитании щенка является процедура наказания за лужу на полу. Практически все начинающие владельцы собак тыкают щенка носом в «содеянное». Так поступать не рекомендуется. Но кого же тогда тыкать носом? Наверное, хозяина. Пока детеныш (не имеет разницы – чей) слишком мал, гигиеной занимается его мамаша. Как только чадо подрастает, оно начинает само в меру своих сил и возможностей осуществлять этот важный ритуал. Как повезло волчонку или шакаленку – ему не мешают осуществлять гигиенический ритуал, и как не по-везло нашему щенку – он родился в человеческой стае, в двухкомнатной квартире, на полу, который не впитывает жидкие результаты жизнедеятельности. Его логово – детский манеж или угол комнаты, отгороженный подручным материалом. Вначале мама-сука справляется с чистотой, но вот у мамы закончился генетически запрограммированный период гигиенической помощи, и детишкам уже полагается самим «снимать штанишки». И они бы с радостью. Поэтому и начинают штурмовать стены логова, не догадываясь, что это тюрьма. Некоторым штурм удается, и на ковре или паркете появляются знаки победы. И тут в бой вступает чело-век. Он укрепляет стены. И выигрывает: щенки, отчаявшись штурмовать и терпеть, делают свои дела не «отходя от кассы». Вначале они довольно брезгливы, но это быстро проходит. Таким образом человек терпит свое первое поражение. За то время, пока щенок сидит в квартире, он обучается всему тому, что повторяет и повторяется. И к тому же запоминает это накрепко и надолго. Период у него такой – импринтирования (запечатления). Представьте себя своим щенком. Еще вчера, как и на протяжении предыдущих месяцев, его хозяин был всем доволен, а сегодня с утра вдруг решил, что кучи и лужи – несусветный грех. Неудивительно, если в такой ситуации щенок решит, что у вас «поехала крыша». 8. Часто хозяева жестоко наказывают уже подросших собак за то, что те гадят прямо на тротуаре или дома на полу. Запомните: наказывать собаку за это нельзя. В отличие от черепах или морских свинок, собаки и кошки занимают привилегированное положение в доме человека. Это вызвано тем, что они проживают в непосредственном контакте с человеком, своим хозяином. Подобная привилегия предполагает, что собака научится чистоплотности и будет «делать свои дела» только там, где это «можно»; другими словами, будет соблюдать чистоту в доме. Если собака гадит в доме или на тротуаре, гармоничные отношения между человеком и собакой подвергаются серьезной опасности, возникают конфликты в семье или с прохожими. Владелец находит поведение своей собаки непростительным, в определенном смысле воспринимает его как крах «двустороннего соглашения», что иногда даже может послужить причиной решения расстаться с собакой. Эту проблему вполне можно решить или, по крайней мере, попытаться сделать менее острой. Прежде чем что-либо предпринимать, нужно обязательно усвоить следующее: – во-первых, нельзя наказывать свою собаку. Избивать и оскорблять недопустимо по многим причинам. Такое поведение на пользу лишь «хозяину», который через унизительное обращение с собакой дает волю своему гневу; – во-вторых, необходимо понять неправильное поведение своего питомца, так как всегда существуют причины, которые могут объяснить, почему собака оставляет кучи и лужи в неподходящее время и в неположенном месте. Рассмотрим эти причины. Болезненное состояние. Если собака независимо от времени и места часто присаживается и оставляет лужи и кучки ненормальной консистенции, необходимо срочно обратиться за консультацией к врачу. Причиной «вынужденной» нечистоплотности собаки очень часто является какое-либо заболевание. Пассивное подчинение. Если собака встречает человека или собаку, которых она воспринимает как более сильных, она ложится на спину и поднимает лапы вверх. Это «пассивное подчинение» иногда сопровождается мочевыделением. Такое поведение особенно характерно для щенков и, как правило, проходит с возрастом. Если же поведение щенка не изменяется, то причиной этого скорее всего является доминантное поведение хозяина по отношению к собаке. В таком случае рекомендуется или подзывать собаку к себе (а не самому направляться к ней), или приближаться к собаке пригнувшись (наклонившись, присев на корточки) и без прямого зрительного контакта (не смотреть собаке в глаза). Категорически запрещается подвергать та-кую собаку наказаниям – это делает человека в ее глазах еще более могущественным. Стресс и радость. Собаки могут потерять контроль над работой кишечника и мочевого пузыря в том случае, если они сильно радуются или, реже, очень испугались. Особенно часто это проявляется у щенков, когда в дом приходят любимые «персоны». Внимательный владелец должен предусмотрительно решить эту проблему. Следует пытаться избегать ситуаций, которые вызывают у собаки чрезмерную радость или переносить их на то место, где лужицы не помешают. Например, по возможности устроить бурную встречу хозяина и собаки в саду, а не в доме. Боязнь разлуки, переживание разлуки. Разлука с хозяином или одиночество может стать причиной непроизвольного выделе-ния мочи и кала. Если собака пачкает в доме по этой причине, то это своеобразный «вызов», особенно если она заперта в помещении или «ее человек» отсутствует. К типичным проявлениям боязни разлуки относятся беспокойство и возбуждение, когда хозяин только готовится к уходу. Часто в одиночестве собака выражает активный протест: царапает мебель, скребет двери, лает и скулит. Приучить собаку спокойно переносить разлуку можно только путем тренировок, начиная с коротких отлучек и постепенно удлиняя время разлуки. При этом любое наказание может оказаться роковым, так как собака станет еще более беспокойной и не уверенной в хороших намерениях наставника. Маркировка, оставление меток. Оставлять «метки мочой» – одна из форм социального общения среди собак. Каждая собака интересуется мочой других соплеменников («читает» метки), кобели особенно интересуются выделениями течной суки. Наряду с информацией о сексуальном состоянии, моча (или, точнее, ее запах) несет и другие специфические сведения о животном. Собака хорошо отличает запах и мочу уже известного ей индивидуума от чужого запаха. Иногда у собак появляется потребность оставить такую струйку-новость и в доме как «визитку» или знак самоутверждения. Чаще всего это случается при посещении чужого дома, где проживает другая собака, особенно если последняя оставила где-то в доме свою метку; реже – в незнакомом доме (в присутствии посторонних), даже если хозяева не держат собак. Кобели более склонны оставлять метки, чем суки. Кастрация позволяет уменьшить количество подобных случаев «озорства» почти на 50%. Подобного успеха можно достичь и с помощью химпрепаратов (к примеру, делмадион). Большинство же владельцев используют простой метод борьбы с маркированием: пресекают попытки собаки поставить метку, строго следя за ее поведением. Кроме того, необходимо срочно и тщательно удалять запаховые метки, особенно оставленные чужой собакой, так как они могут спровоцировать вашего питомца на дальнейшее «недостойное поведение». Лучше всего при уборке использовать отбеливающие средства, содержащие хлор, или биологические моющие средства, избегая, однако, при-менять сильно пахнущие дезсредства. 9. Многие владельцы собак склонны рассматривать дрессировку собаки как процесс подавления индивидуальности своего питомца, и, следовательно, они весьма негативно относятся к дрессировке. Это – заблуждение. Дрессировка – это выработка у собаки определенных навыков с целью управления ею. Независимо от того, используются или подавляются при дрессировке природные задатки и особенности животного, в конечном итоге от него требуется послушание, т.е. по определенному сигналу (команде, звуку, жесту, запаху, виду предмета или объекта) собака должна выполнять определенные действия. Занятия дрессировкой – кратчайший путь к достижению взаимопонимания между владельцем и собакой, взаимного уважения, интереса и любви. Согласитесь, трудно любить со-баку, которая как сумасшедшая тянет и дергает на поводке, ни под каким видом не желает идти у ноги, а отпустить без поводка ее невозможно – убегает, не подходит, все подбирает, облаивает людей. Мало радости в том, чтобы часами гоняться за ней по всем окрестным дворам, уповая на Бога, чтобы кто-нибудь не побоялся поймать ее за ошейник или чтобы она забежала в подъезд. А если выбежит на дорогу? Надо обладать известной долей мазохизма в характере, чтобы привыкнуть к таким штучкам, смириться с ними и при этом испытывать к животному нежные чувства. Условно виды дрессировки можно, разделить на 4 основные группы: 1. Обучение общему послушанию. 2. Обучение специальной службе (караульной, розыскной, охотничьей, ездовой, поводыря слепого и т.д.). 3. Спортивная дрессировка (IPO, аджилити, многоборье и пр.). 4. Цирковая дрессировка. 10. Многих владельцев собак удивляет, что их питомец «отказывается» забираться в автомобиль, а во время путешествия ведет себя как трусливая собачонка. При этом владельцы немедленно приступают к «воспитанию» – крики, наказания и т.д. Для вас автомобиль – привычное средство передвижения, все равно что второй дом. А для собаки, которая недавно стала полноправным членом вашей семьи, это зачастую устрашающий монстр. Нужно приложить немало усилий, чтобы воспитать в ней беспроблемного пассажира. Для четвероногого питомца очень важны первый опыт и первые впечатления от поездки. Они не должны быть негативными. Лучше обучить собаку «урокам поведения в автомобиле» в щенячьем возрасте. Вот несколько советов, которые помогут владельцу автомобиля и собаки. Собаке (щенку) нужно отвести постоянное место в автомобиле и приучить занимать это место во время поездки. Если пес крупной породы, его лучше поместить на заднем сиденье или на полу перед сиденьем – здесь, кстати, меньше ощущаются сотрясения при движении машины, собака сидит свободно и почти не видит, что происходит на оживленной магистрали и вокруг. В таком положении впечатлительные животные легче переносят неприятные симптомы поездки. Небольшую собаку разумно приучить путешествовать в специальном переносном домике, так, чтобы во время поездки она лежала. Идеально, если для перевозки используется грузопассажирский автомобиль, где есть возможность оборудовать для четвероногого друга отдельное место, огороженное защитной решеткой. Тогда и водитель, и пассажиры застрахованы от непредвиденных ситуаций. Путешествуя вместе с собакой, старайтесь вести машину равномерно, без резких ускорений и торможений, снижайте скорость на поворотах. Во время поездки не давайте собаке возможности высовываться из окна. Маловероятно, что она выпрыгнет из машины, но от сильного постоянного ветра может простудиться или подхватить конъюнктивит. Если нужно, стекло немного опустите, чтобы в салон проникал свежий воздух, столь необходимый во время длительного путешествия. Не курите в машине! В жаркую погоду не оставляйте собаку надолго одну в закрытом автомобиле. От солнца в салоне резко повышается температура, и у вашего питомца может случиться тепловой удар. Во время длительной поездки не забывайте делать остановки для отдыха. Это особенно необходимо крупной собаке. Пес, приученный к автомобилю, с удовольствием будет совершать с вами поездки, а в ваше отсутствие охранять машину. 11. Очень часто владельцы собак замечают, что их питомец начинает покусывать маленького ребенка, который растет в семье, а порой вести себя даже более агрессивно. При этом владельцы начинают наказывать собаку, не задумываясь о том, что причина совсем в другом. А почему бы и не кусать? Ведь на глазах собаки это делают все члены семьи – папа, мама, бабушки, дедушки, а то и гости. Вспомните, на кого чаще повышают голос и кричат (лают, с точки зрения собаки)? На ребенка. Кому чаще угрожают интонацией (рычат)? Ребенку. Кого шлепают, а иногда и дерут (кусают)? Ребенка. Причем на глазах у собаки, которая прекрасно все понимает и делает вывод, что так относиться к младшему члену стаи – хорошая традиция, норма поведения и позволительно всем. Собака кусает ребенка вовсе не для того, чтобы его съесть. Укус служит для того, что-бы сделать больно, а больно бывает нужно сделать для того, чтобы дать понять, что данное поведение не нравится. К тому же собаки редко кусают сразу. Сначала они рычат; если их не понимают, ударяют зубами (кстати, удар зубами очень часто принимают за укус); и только потом, изверившись в действенности превентивных мер, собака кусает. Часто бывает, что, незлая к другим, собака кусает «своих» детей и членов семьи, а по-сторонних либо боится, либо очень «любит». Потому, что это «две большие разницы», недаром зоопсихологи выделяют так называемую иерархическую агрессию, с которой как раз и связаны внутрисемейные проблемы. Но об этом чуть позже, а пока закончим с отрицательным подкреплением, которым часто пользуются для воспитания подрастающего поколения и управления поведением членов коллектива ползающие, бегающие и летающие. Так вот, к условному отрицательному подкреплению (аналогу укуса или удара), относятся: оскал, рычание, лай, специфическая поза. К натуральному отрицательному подкреплению – толчок плечом, удар зубами, трепотня за шиворот, сбивание с ног и, наконец, укус. Если на подчиненного или подопечного, равно как и на обучаемого, не действует условное отрицательное подкрепление, вы вправе переходить к натуральному. Точно так же ведет себя ваша собака. Почему? Вы помните, что собака воспринимает человеческую семью как аналог стаи? А каждая стая, с точки зрения собаки, должна иметь начальника и подчиненных, чтобы успешно осуществлять совместную деятельность, – должна быть структурирована. Потребность в иерархии заложена в собаке природой, и хотим мы этого или не хотим, но собака очень быстро понимает, кто есть кто в нашей семье и старается занять место поближе к ли-деру, а то и стать лидером. А самое главное право лидера – это право управлять поведением других и наказывать за неподчинение. Таким образом, если собака занимает в иерархической структуре семьи достаточно высокий ранг, она начинает управлять поведением других, а если они не подчиняются – наказывать их укусом. Формирование иерархического статуса собаки складывается в процессе воспитания и дрессировки и зависит от породы собаки, индивидуальных особенностей ее и членов семьи. Но это отдельная тема. Здесь же следует добавить, что дети, часто бессознательно, провоцируют агрессию собаки, особенно маленькие, редко понимая, что делают другим больно. Малыши часто нарушают святые правила (слишком близко приближаются к любимой кости, миске, месту отдыха собаки, попадают пальцем в глаз) или бывают ну очень бесцеремонны и совсем не понимают языка своей родной собаки. Итак, если у вас в семье есть маленький ребенок и вы приобретаете щенка, будьте добры, воспитывайте обоих в равной степени. Щенок, пока мал, особой опасности не представляет, но, взрослея, – а взрослеет он быстрее, чем ребенок, – начинает выяснять со своими ближними, кто главней. Наиболее близким к щенку чаще бывает ребенок. Не пропустите час «X», ваша обязанность вовремя подавить агрессивные проявления собаки по отношению к ребенку. Агрессия к ребенку может возникнуть еще и потому, что с появлением его собака (если она уже была у вас) теряет свой высокий социальный статус и опускается на более низкую ступень иерархической лестницы семьи. При этом она может воспринимать ребенка как конкурента в праве быть ближе к лидеру стаи, т.е. к вам, как причину собственного падения и будет стремиться устранить ее. Но необходимо отметить, что собаки – существа слишком сложные, чтобы вести себя одинаково. Утверждение, что собаки детей не кусают вообще и никогда, преувеличено. На основании опроса владельцев некоторых пород собак можно построить вот такой сравни-тельный ряд по степени убывания агрессивности собак к детям: кавказская овчарка, ротвейлер, немецкая овчарка, черный терьер, дворняги и метисы, восточноевропейская овчарка, колли, ризеншнауцер, боксер и доберман.
  3. Как писали в старину

    Н.Минх ПЕРВЫЙ МАТЁРЫЙ Сосед мой поспешает в отъезжие поля... А.Пушкин Посвящаю В.А. Крупецкой В тот год, окончив гимназию, я сдал экзамены в военно-медицинскую академию и до начала занятий уехал к отцу. О ту пору он был вдов и жил бобылём на небольшом хуторке, приданном покойной матери, занимаясь хозяйством, а осенью отводя душу с борзыми. Пристрастившись к травле, он приобрёл даже собак где-то в Симбирской губернии. Говорили, что собаки были то ли мачевариановских, то ли ермоловских кровей. Псы обладали большой резвостью, злобой и молниеносным броском на угонках. Стати у них были безукоризненние. Вырастая в деревне и ещё мальчиком сопутствуя отцу в его охотничьих скитаниях, я вынашивал эту страсть и довольно скоро стал под его руководством толковым борзятником. Я изучил повадки зверя, его привычки и склонности, научился быстро ориентироваться и находить правильный выход из создавшегося положения, сдержать и вовремя отдать свору, хорошо ездил на лошади и камнем падал с верха на принятого зверя. Я брал уже из-под борзых и волчишек, правда прибылых, или, в лучшем случае, переярков. С матёрыми, однако, ещё ни разу не имел дела, и заветная мечта затравить старого волка, после чего борзятник считается настоящим псовым охотником, ещё не сбылась. Моим успехом и приезду родитель был несказанно рад. Он и ходил как-то особо подтянувшись, высоко подняв грудь. «Вот жалко, дружок, тебе в академию поспешать надо. Осени самое малое захватишь. Потравить почти не придётся. А то бы мы отпраздновали твои экзамены по-охотницки! – говорил он, похлопывая меня по плечу – Я тебе, Алёша, свору подобрал. Карая своего отдал, Бурьку, а из молодых добавил Бурана. Знатная свора! Не стыдно людям показать! Я прикидывал их. Хорошо доспевают! Старого русака сжигают, и оглянуться не успеешь!» Я пытался было отговорить отца и не разбивать свою свору, но он протестовал: «Нет, нет, Алёша! Я всё хорошо обдумал. Себе я подберу. Не беспокойся! А потом я, чай, и с твоей могу выехать?» - хитро поглядывая на меня, говорил он. * * * Однажды, когда мы пили с ним вечерний чай, в столовую вошел присланный соседом Чегодаевым его знаменитый на всю губернию доезжачий Бородинов. Он вошел неторопливым шагом и остановился в дверях, высокий, с богатырской фигурой, одетый в поддевку, перетянутую наборным ремнем. - Здравия желаю, Пал Лександрыч! - сдерживая могучий голос, приветствовал он отца. - А-а-а-а… Фадей Васильевич!.. Здравствуйте, - ответил отец, вставая ему на встречу. - Какими судьбами? – спросил он, здороваясь с ним за руку и приглашая к столу. Доезжачий поблагодарил и, продолжая стоять у дверей, расстегнув борт поддевки, достал из бокового кармана письмо и передал его отцу, добавив: - Аркадий Лександрыч приказали кланяться и приглашают с сыном в отъезжее. Взяв письмо, отец заставил Бородинова раздеться и сесть к столу. Я налил ему чая. - Фаддей Васильевич! А может, стаканчик? – спросил отец, подходя к буфету. - Да оно вроде не ко времени, Пал Лександрыч, - пожимая плечами и застенчиво улыбаясь, ответил Бородинов. - Как не ко времени? С дороги! Да и погода вон какая. Мокреть! - Да понапрасну изволите беспокоиться, Пал Лександрович, - отговаривался доезжачий. - Да понапрасну изволите беспокоиться, Пал Лександрыч, - отговаривался доезжачий. - Давайте я вам на березовой почке налью, - говорил отец, доставая из буфета графинчик с настойкой и стопку на три – четыре хороших глотка. – Она от ревматизма хорошо помогает. А вам это не лишнее. В костях – то ноет, поди. - И-и-и-и, не говорите, Пал Лександрыч! – махнул рукою Бородинов. – Особенно к ненастью. Так ноет, так ноет… Не придумаешь, куда и метнуться! Сами знаете, какое наше дело. Здоров – не здоров, погода, нет ли, а ты на поверку. Завтра охота! Гости наехали. А она матушка разыгралась! Об ей думать страшно, не то чтоб на улицу выйтить! А на частым бываньи – на всю ночь!.. Не отзываются!.. Что исделаешь? Под дожжем да до свету… Хорошо если де околь стога. А они, нечистая сила, только на заре отзовутся. С вечеру на ветру, сквозь мокрый, живого месту нету. Ночь длиннее году покажется!... - Да –а-а-а, Фаддей Васильевич, - сочувственно говорил отец. – Делу вашему каторжники не позавидуют. - Кака там зависть, Пал Лександрыч! По душе скажу – завет покойного родителя сполняю. Перед смертью наказывал охоту не оставлять. Сами, поди, знаете, он ее своими руками сотворил… Старый барин что был? Ему только утеху подавай. Окромя он ничего! Так!.. Нынешний – больший антирес имеет. Зато карахтер!.. То ничего, а то загнет!.. В пору бросить все… Да думаешь, куда идтить? По хрестьянству – не способен. Обучен только охоте. Один резонт – суму на плечи, да по миру... Помнишь родителев наказ. – ну и живешь, - говорил доезжачий. - Сейчас я, Фаддей Васильевич, скажу только, чтоб закусить дали, - перебил отец. - Да понапрасну беспокоитесь так, Пал Лександрович! Совестно мне… Пока гость закусывал, отец распечатывал письмо, прочел его и передал мне. Оно содержало приглашение в отъезжее. Письмо было написано очень любезно, в духе былой, учтивой старины. Родитель рассказал Бородинову о своем недомогании. Для вящей убедительности указал ему неубранную тахту, лекарства на тумбочке и распахнул даже халат, показав, что он не одет. - Раз такая статья, Пал Лександрыч, - ответил, разводя руками доезжачий, - что ж делать? Болеть не удовольствие. При ей самая что ни на есть лучшая охота горчей полыни покажется. Аркадий Лександрович, - жалковать будет. Скажу, может, к концу пожалуете, - участливо говорил он. – А сынок? – вопросительно и испытующе посмотрел он на меня. Помню, я почему – то смутился. - А тебе, Алеша, надо поехать, - ответил отец. – Поедешь, поблагодаришь Аркадия Александровича. Скажешь, что сосед вот подгадил… Денька четыре потравишь и вернешься к отъезду. Уговаривать меня было нечего. Я был много наслышан об охоте Чегодаева, его знаменитой, мастерски подобранной по голосам и ноге стае гончих, которой он очень гордился, об огневых сворах борзых, а самое главное об этом вот доезжачем Бородинове, который сидел сейчас рядом со мною, о его мастерстве, удали и необычайной лихости, про которые ходили целые легенды. Мне еще ни разу не приходилось видеть эту охоту, и потому мое нетерпение было понятно. Весь остаток дня и следующий были потрачены на сборы. Сколько было тревог и волнений! Под конец родитель, видя мою некоторую растерянность, пришел на помощь: сходил сам на конюшню, осмотрел ходившего под седлом киргиза Буланчика, велел перековать ему левую переднюю ногу, почистить копыта, расчесать гриву и хвост. Он посмотрел и седло, торока, свору и долго и внимательно оглядывал собак. Не забыл он и мою одежду, дав несколько наставлений. - Ну, да ты сам не маленький! – улыбаясь, говорил он. – Ты у меня теперь столичный житель. Не как-нибудь. Сам знаешь! Смотри только, Алешенька, в Настеньку – дочку Аркадия Александровича – не влюбись! Красавица писанная! Умница! На язычок востра, ой – ой – ой!.. Не попадись друг мой! Да охотница темная. С борзыми лихо управляется. Верхом хорошо сидит. Серых сама уже не раз принимала. Берегись, дружок! Снисходительно посмеивался отец. Несмотря на свои девятнадцать лет, я был еще настоящий юнец, к тому же до невероятности застенчивый. Поэтому слова родителя привели меня в некоторое смущение. * * * В назначенный день я отправился к Чегодаевым. Я добрался до них без всяких приключений. Это было большое, богатое имение исконного домоседа помещика. Усадьба была раскинута на полугорье. Дом окружал громадный тенистый парк, скрывая его от взоров проезжих. В стороне, на пригорке, стояли приземистые, вытянутые в длину, постройки с белыми стенами и красными черепичными крышами, обнесенные высоким деревянным забором. Это была псарня. Оттуда доносились взбрехи, лай собак и окрики псарей. В воротах меня встретил Бородинов. Мы поздоровались. - Пожалуйте за мной, - сказал он, направляясь к небольшим деревянным строениям. Подойдя к одному , он снял крючок и, открыв дверь, сказал: - вот помещенье для собачек. Я слез с верха. Бородинов быстрым, опытным взглядом понимающего охотника оглядел моих собак. - Это Карай своры Пал Лександрыча? – спросил он, указывая на муругого, правильно сложенного, с хорошей сухой головой кобеля, с еле заметной сединкой, подернувшей окрайки губ. - Собака знаменитая… Вона, черныя мяса – то какие! – говорил он, лаская собаку. – Стареть зачал… Ну да Пал Лександровичу еще послужит. Я молчал. - И суку знаю, - говорил он точно сам с собою, оглядывая Бурьку. – Ишь ладная какая! Лису больно хорошо берет. Такая к ней злоба. Ментом дрходит. Затем он перевел глаза на половопегого Бурана. – А этого кобеля чтой – то не видал у вас, - сказал он, внимательно осматривая собаку. – Купил де батюшка, эль от своих? - Да от старой Вьюги, а отец – Булат. Помните, может? – ответил я, чувствуя в тоне знатока похвалу моим собакам. - Как же! Помню, - все еще разглядывая собаку, отвечал он. Действительно, Буран не мог не обратить на себя внимания. Ладная, правильная, хорощо одетая собака, с сухой головой и недурными глазами, с ушами хотя и не взатяжку, но поставленными высоко, с низко спущенными бочковатыми ребрами, на хороших ногах и с правильным правилом в чуть заметном серпе, она была очень красива! - Собака ва–а–ажная.. Нога какая!.. Степь! – говорил он, внимательно вглядываясь в половопегого красавца. – Осеней двух? – спросил он. - По третьей. - Да – а –а… - задумчиво произнес он. - Собаки у родителя знатные. Сам не зевай только, - мечтательно протянул он, бросив на меня какой – то приничижающий взгляд. Мне показалось, что он хотел даже добавить что – то весьма нелестное в мой адрес. От этой мысли краска бросилась мне в лицо, и я постарался скрыть ее, отвернувшись и входя в помещение. - Кобелей – то привяжите по углам, - сказал он. – Неровен час, порвутся. Карахтер у них такой. А сука пусть ходит. Я так и сделал. Он запер дверь. В это время к нам забежал мальчик, а следом за ним подошел какой – то малый. - Лошадь отдайте ему, - сказал Бородинов, беря у меня поводья. – Он ее в конюшню определит. А ты, Филя, проводи их в дом, - бросил он мальчику и направился к воротам. * * * Кроме меня, старика Чегодаева и его дочки, в гостиной было еще четыре человека: его сын, юноша лет восемнадцати, окончивший гимназический курс военно – морского училища, и три соседа: один, некто Полубояринов, - благообразный седой старичок с приятной улыбкой на чистом, румяном, с острой бородкой лице, другой – дальний родственник хозяев и третий – какой–то небогатый сосед. Скоро приехали еще двое. Старик Чегодаев был вдов. И обязанности хозяйки несла его дочь. Когда приехали все остальные, она пригласила всех в столовую. Нечего и говорить, что я не спал всю ночь. Наутро я проснулся с нетерпимой головной болью. Сборы были недолги. Чай пили торопясь, почти стоя. В окно глядел серенький, осенний рассвет. Все вышли на крыльцо. Низкие тучи лениво тянулись над лесом, чуть не задевая верхушки столетних дерев. Кое-где в порывах проглядывали куски синего неба. Ветер спадал, обещая погожий, теплый денек. Повсюду перед домом, удерживаемые людьми, фыркали и били ногами подседланные лошади да повизгивали, ласкаясь к борзятникам, своры собак. Все посажались на лошадей, каждый взял свою свору, и шагом тронулись с усадьбы. Старик Чагодаев подождал, когда съехали все охотники, сел с Полубояриновым в небольшую, запряженную парочкой шустрых лошадок, коляску и, обгоняя всех, выехал за ограду. На выезде нас ожидала стая гончих во главе с Бородиновым. Хозяин привстал в коляске, оглянул охоту и махнул Фаддею рукой. Тот толкнул лошадь и пошел в голове стаи. Все, растянувшись цепочкой, последовали за ним. Спокойной, неторопливой рысью охота прошла версты три полями и приближалась к «Трумбицкому». Как описать всю красоту этой картины? Вряд ли ошибусь, если скажу, что, кто не видел сам выхода богатой псовой охоты в отъезжее поле, тот, пожалуй, и не сможет себе ее представить. Да и языка – то недостанет изобразить ее! Золотой осенний денек. Кругом тишина. Редко прокурлычут в небе журавли, да куличок с призывным криком пролетит над головой, направляясь на болото или прудок, облюбованные им с высоты своего полета. В поле – грусть, тихая, спокойная. Матушка землица уже принесла богатые плоды, и чувствуется, что потихоньку собирается на покой отдохнуть. Настороженное ухо вроде даже улавливает ее ровные, глубокие вздохи. Дорога мягкая, точно хороший ковер. Перепадавшие за последние дни дожди смочили землю, она отошла и скрадывает и топот конских копыт и шорох сотен собачьих ног. Кругом на далеком горизонте, куда достигает глаз, яркими пятнами играют в лучах низкого солнца лесные острова и урочища, правда сильно поредевшие, но все еще роскошные в своем осеннем наряде. Убор их разный – то золотой, то пунцовый, то еще зеленый, в зависимости от породы дерев, преобладающей в лесу. Резкими, яркими полосами уходят вдаль сизые от росы зеленя. Воздух, густой, пряный от испарений земли и аромата увядающей листвы, проникает в глубоко дышащую грудь и пьянит голову. А охота идет своим маршем. Впереди нее, отделившись сажен на двадцать, в легкой желтоватой поддевке, с наборным, чеканного серебра поясом, лихо заломив на своей буйной головушке серую, мерлушковую шапку, - и черт ее знает, как она и держится – то на такой сорви – голове! – поблескивая перекинутым через плечо серебряным, вызолоченным рогом, подарком хозяина, сдерживая пляшущего под ним, роняющего с удил пену донца, идет Фаддей Бородинов. За ним стая гончих, смычков в тридцать – тридцать пять. По бокам ее, ограничивая собак с обеих сторон, больше для порядку, чем для нужды, на небольших шустрых лошадках идут двое выжлятников, совсем еще безусые юнцы лет по пятнадцати – по шестнадцати, в красных, отделанных легким мехом поддевочках – казакинах. Стаю замыкает главный выжлятник Степан – крупный тридцатилетний мужчина, правая рука доезжачего, его помощник и доверенное лицо. С небольшими интервалами за стаей ехала сначала небольшая аглицкая коляска с Чегодаевым и Полубояриновым. Следом за ними, каждый о дву – конь, шли их стремянные со сворами собак. Далее все шли друг за другом: красавица Настенька по – мужски сидела на своей тонкой, благородной, вороной Ночьке, ведя свору золотистых, чистопородных, как говорили, саловских собак, а за нею гости, каждый со своей сворой, борзятники из охоты Чегодаева и, наконец, я на своем Буланчике. Шествие замыкал молодой Чагодаев на рослом караковом жеребчике, которого он все время горячил, отчего тот скакал на месте, нервно перебирая ногами, и екал селезенкой. Весь кортеж растянулся почти на полверсты. Влево на горе ехало три подводы с буфетчиком Ларюшкой и двумя – тремя подсобными мужиками. Хозяин был заботливый и следил за удобствами своих гостей. * * * Не доходя сажен двести до острова, Бородинов обернулся в седле и поднял арапник. Стая стояла как вкопанная. К ней стали подтягиваться охотники. Подождав, когда все съехались, доезжачий слез и направился к Чегодаеву. Подойдя, он достал из кармана несколько пакетиков, выбрал один, снял шапку, высыпал в нее содержимое пакетика и протянул ее Чегодаеву. - Ну – ка, Настенька, тяни! – проговорил тот, кивнув ей головой. (У них было правило перед каждым островом тянуть номера, и обычно за всех это делала Настенька.) Она отдала мне свою трубочку, я развернул ее и увидел ничего не говорившую мне цифру 5. Чегодаев вполголоса опросил гостей. - Ну все, - сказал он. – Прошу садиться, Фаддей сейчас расставит всех. Желаю полнейшей неудачи, - проговорил он, улыбаясь, суеверное пожелание охотников. – Набрасывать гончих будут во - о – он с того отвершка, - указал он на лощину в голове оврага. Все сели на лошадей, выстроились в обратном порядке номеров и, держась на некотором расстоянии друг от друга, потянулись за доезжачим. Вот Бородинов поставил первый номер, за ним второй, скоро отстал третий. Переехав небольшую лощинку и выбравшись на ровное место, он поставил четвертого. Дошла очередь и до меня. - Во – о – он рябинка… Это ваше место, - тихо сказал он, указывая черенком кнута на невысокий куст с большим подседом. – Там и номер. Счастливо! – бросил он, провожая меня тем же пренебрежительным взглядом. – Местечко тут спокойное… * * * Я подъехал к номеру. Да. Вот колышек с цифрой 5 на зачищенном конце. Я осмотрелся. Позади меня широкой полосой с многочисленными отвершками в неглубокой, пологой лощине раскинулось « Трубецкое» - большое, десятин на четыреста, лесное урочище. Густой непролазный лес заполнял его. По самой низине шли топкие мочежинники и болотистые места – самый простор для тайкого, осторожного зверя. «Трубецкое» славилось добычливостью, и каждый год в нем был выводок волков. Лес принадлежал Чегодаеву и, быть может, имея в виду охотничьи цели, никогда не чистился. От этого там накопилось столько подседу и такая развелась чащоба, что не проехать, но и пробраться через лес пешему стоило немалого труда. Место для зверя было тут необычайно крепкое. По ту сторону острова было чистое поле, а за ним верстах в трех большое село. Зверь никогда не выходил туда. Поэтому там при охоте, так, на всякий случай, ставился в поле один борзятник. Все, что удавалось поднять и выставить из лесу, все шло сюда, на эту сторону, пользуясь для выхода удобными лощинками, далеко выбегающими в открытое поле. Все лазы были здесь. Два – три номера были на обоих длинных концах вытянувшегося по лощине леса. Прямо передо мной был непаханый выгон, выбитый за лето стадами, с кулигами побуревшей полыни и колючего татарника. По краю опушки рыжими пятнами торчали кусты отмершего папоротника. Местность имела слабый, едва заметный подъем, и там, за выгоном, расстилалось широкое, просторное поле. Оглядел я и свое место. О ту пору я был еще начинающим борзятником, но и тогда сразу же увидел его недобычливость и мне припомнились брошенные Бородиновым слова: «Местечко спокойное». Да! Тут ждать нечего! Сюда, на такие лазы, зверь не выходит. Слишком неказисто оно! Я даже проехал округ его взад и вперед, всматриваясь в землю и тщетно ища еле заметную тропку, набитую зверем, или другое, подобное, свидетельство выхода зверя. Ничего такого не было! «Ну, что ж, - пытался я утешить себя. – В другом острове буду счастливее. А здесь посмотрю, как травят другие, да послушаю эту знаменитую стаю». Рассуждая так, я подъехал к кусту молодой рябинки, стал так, чтобы лучше всего просматривалась ближайшая опушка, оглядел еще раз свору и, уложив собак, стал ждать. Я видел, как Бородинов развёл охотников и как, поставив последнего, он рысью поехал в объезд к ожидавшей его на пригорке стае. Вот он поднялся на изголовок, стал и махнул арапником. Через две – три минуты на сильных рысях к нему подошли выжлятники и сбитая в плотную кучу стая. Я видел, как Фаддей вдруг точно сорвался с места и кинулся к лесу. Стая густой лавиной метнулась за ним и мгновенно скрылась в острове. * * * Несколько времени было тихо. И вдруг какой – то необычайный звук, неизъяснимый по красоте и силе, разнесся над заснувшим лесом, заполнив каждую лощину и овражек, отдаваясь тысячами отголосков в разных концах зазвеневшего урочища. - Ого–го–го–го–го-гой–й–й… - неся этот победный клич былинного великана, вставшего из старой русской сказки. – Полазь, собачки–и–и … полазь, родимые–е–е–е… - неслось из той же могучей груди. Я почувствовал, как вдруг по спине поползли мурашки, как меня пронзил точно ток, как безудержно короткими сильными ударами застучало и заколотилось в груди сердце. Я видел, как безудержно короткими сильными ударами застучало и заколотилось в груди сердце. Я видел, как встрепенулись собаки и лошадь и как сторожко поставили они уши. А этот дивный звук все рос, все ширился. Приобретая все большую и большую мощь и красоту. - Толкани его, злодея–я–я–я.. Собачки–и–и–и… Ого–го–го–гой! – неслось по острову, заполняя собою все, забираясь под кусты и ветви дерев, заставляя трепетать каждую травку, листик и былинку. Я вслушивался в этот необычайный звук, дотоле ни разу не слышанный мною, жадно ловя полуоткрытым ртом густой, терпкий, осенний воздух. И вдруг!.. О чудо!.. Этот чистый и бесподобный по красоте и силе призыв человека прорезала полная злобы звонкая, заливистая нотка. Словно молния пронзила она округу и тут же разрослась в широкую, разливающуюся реку. Через мгновения к ней прибавились другая, третья, такие же звонкие, такие же захватывающие и красивые. И вот все это сразу покрыл высокий, теноровый, певучий голос серебряного рога доезжачего. Рог был подан по волку… И минуту назад тихий, застывший в осенней дреме, лес наполнился неслыханными дотоле звуками неведомого органа от помкнувшей по красному на редкость слаженной и подобранной по голосам знаменитой стаи. Боже мой!.. Что это были за звуки!.. Что это была за музыка!.. Рыдания на разные отзвуки и октавы, начиная от самых низких и кончая самыми высокими, стенания, вопли, несказанная злоба – все слилось в один неповторимый по красоте звук, покрываемый все время голосом доезжачего, порсканьем и щелканьем арапниками резвых выжлятников. И весь лес застонал, запел, заплакал. Это был звук какого–го то неведомого, неслыханного мною органа, звук, на который можно было почти молиться!.. Я дрожал и, стоя на месте, жгуче всматривался в опушку. Стая не сделала и полкруга, резко свернула влево, и через несколько минут я видел, как уже травили двух волков: одного – старик Чегодаев, а другого – эта необычайная Настенька. Видимо, чегодаевские собаки были лихие, потому что все это продолжалось каких – нибудь три – четыре минуты. Я не ждал такой прыти и резвости ни от старика, ни от его дочки, и был немало удивлен, видя, как сначала он, а потом и она, далеко вырвавшись от своих стремянных, следом за вложившимися сворами подошли к месту свалки и падали с верха, принимая зверя. Не успели охотники взять волков, как в поле вынеслась вся стая со скачущими неподалеку от них доезжачим и выжлятниками. Звери были приняты, и по рогу Бородинова выжлятники, хлопая арапниками и пронзительно крича «В стаю! В стаю», сбивали гончих. Собаки в несколько мгновений сбились в густую, плотную массу. Ни одна из них не порывалась ни вырваться, ни отделиться. Дисциплина и выездка были поразительные! Я видел как Бородинов в нескольких шагах от Чегодаева на полном ходу спрыгнул со своего взмыленного донца и, бросив поводья, подошел, поздравляя с полем. Старик протянул руку и, нагнувшись с седла, обнял и расцеловал его. Вот, держа на своре собак, легким аллюром подошла к ним Настенька. Она протянула руку доезжачему, а затем подъехала к отцу и прямо с седла обняла его обеими руками. Они что – то горячо обсуждали там, показывая на лес. До них было не близко, и я ничего не мог разобрать из долетавших до меня звуков. Это продолжалось не долго. Вот отец и Настенька разъехались и стали на свои места. Следом за ними Фаддей, сев на лошадь, подскакал к ринувшейся было навстречу стае и с новым «ого–го–гой», провожаемый порсканьем и хлопаньем арапниками выжлятников, скрылся в чащобе «Трубницкого». * * * Эти дивные, невыразимые для уха охотника звуки порсканья и набрасывания на след зверя, голоса доезжачего и выжлятников, бешеная работа по красному слаженной, звонкоголосой стаи, эта травля волков, которая блеснула сейчас на противоположном пригорке, - все это привело меня в какой то экстаз, нервную дрожь и беспокойство. Я глубоко и тяжко дышал, ерзал в седле, беспрестанно оглядываясь по сторонам. Боже мой! Как мне хотелось, чтобы зверь вышел на меня! С губ сорвались даже слова просительной молитвы, наверное вроде той, что была у Николая Ростова. Мысль об этом, однако, сразу привела меня в чувство. Я быстро успокоился и, остро вспомнив это место романа, перечитанное бесконечное число раз, спокойно улыбнулся, поймав себя на этом, и внутренне даже сказал себе: «А ты, Алексей, еще бо–о–о–льшой дурак! Каждый раз, читая это место романа, ты корил Ростова за эту мольбу, считая ее недостойной здравомыслящего человека. А тут вдруг сам занялся тем же! Эх ты, глупый!..» Однако это протрезвленное состояние продолжалось недолго. Опять где – то в глухом отъеме злобно взвизгнула добираючись выжловка, опять через несколько мгновений ее захлебывающийся стон и плач, как высокая труба, понеслись и покрыли лес, опять через несколько мгновений ее захлебывающийся стон и плач, как высокая труба, понеслись и покрыли лес, опять громоподобный голос доезжачего и звук серебряного рога призвал стаю к побудившей зверя собаке, и опять раздался заливистый, истошный крик выжлятников: «К рогу!.. Слушай!.. Вались к ней! К ней!», - призывая на смертный бой с лютым врагом. И вот опять этот орган, составленный более чем из полусотни необычайных певцов, заполнял всю окрестность. Все ныло, все стонало, все рыдало и плакало о чем – то несбыточном и неведомом. И опять эти звуки наполнили меня невыразимо сладким и трепетным ожиданием… Стая дала по острову круг и удалилась сейчас к противоположной вершине. Я видел, как прямо в лоб молодому Чегодаеву вышел шумовой волчишка, как охотник не выдержал, погорячился и рано спустил собак. Зверь сразу сообразил, резко свернул в сторону, наддал во все ноги и, не дав даже приткнуться собакам, метнулся в кусты. Сворные кобели пронеслись мимо, а зверь преспокойно скрылся в лесу. И долго потом незадачливый охотник собирал на опушке разгорячившихся собак. А гон шел, направляясь к дальнему отвершку. Там было опасное место. Кругом в поле были разбросаны небольшие островки и куртинки леса, являвшие хорошую возможность для укрытия. Видно, туда старики и вели своих детей, надеясь найти там спасение от навязчивой стаи. Я чувствовал, как наперерез им спешили выжлятники, понимавшие, что выход зверя там равносилен испорченной охоте. Не зря поэтому доезжачий и набрасывал оттуда собак! Однако стараниям их не суждено было увенчаться успехом. Я не видел зверей, но видел, как варом варившая по горячему злобная стая неудержимым потоком вылилась в вершину и так же горячо потекла по этим спасительным сколкам. Следом за ним вылетели из лесу доезжачий и выжлятники, пытавшиеся хлопаньем бичей и отчаянными криками сбить осатаневшую стаю. Да куда там! Разве можно воспитать так собак, чтобы они сходили с горячего следа, бросая чуть ли не зрячего зверя? Что вы! Ведь это были бы тогда не собаки со страстью и злобой, а манекены! Разве это стоило бы чего–нибудь? Стая уходила все дальше и дальше, скрываясь за возвышенностью, и голоса собак и людей постепенно затихали вдали. * * * Я так увлекся, наблюдая все это, что сначала и не заметил как справа от того места, где ушла стая, уже травили. Я увидел это только тогда, когда до меня долетели рыдающие, захлебывающиеся звуки: «Улю–лю… улю– лю…» Я глянул туда. Саженях в двухстах от опушки на полных махах шли два волка. Один был громадных размеров, видимо матерый. Надо было думать, что выводок разбился надвое и часть ушла туда, куда скрылась стая, а один из стариков с молодым вышел сюда, намереваясь пересечь выгон и уйти в соседний лес, а может быть, по видневшемуся впереди отвершку вернуться в «Трубецкое». Старый зверь шел широкими махами, весь пригнувшись к земле, а молодой в десятке сажен поспешил за ним со всех ног. Сейчас их травил старичок Полубояринов. Его собаки хорошо вложились за зверем и скоро подходили к нему. В тот момент, когда молодой волк, собрав последние усилия, сделал отчаянный бросок и подошел к матерому, собаки настигли их. Что там произошло, - мне за дальностью различить было нельзя. По–видимому, псы храбро сунулись к старику, потому что оттуда сразу же раздался громкий собачий вой и сначала одна, а следом и другая собака разметались по сторонам. Третья борзая не осмелилась даже приблизиться хватку. Оттуда неслись тоскливые мольбы скачущего старичка. Но все было уже безнадежно. Две верные собаки вышли из строя, а третьей – одной – зверь был не под силу. Одна из подорванных собак все еще лежала на месте, зализывая полученную рану, а другая лениво скакала за зверем вдалеке, уже без сил и азарта, так, видимо, просто по привычке. И звери уходили… Сбросив собак, старик сразу отдалел и, один, свободный и могучий, громадными махами шел по чистому полю. В это время из овражка, к которому стремились звери, вынеслась свора старика Чегодаева, и раздался его страстный стонущий крик. Его злобная свора ураганом шла к зверю. Вот один бросок однопометной своры, другой, и собаки, казалось, сейчас возьмут волка. Чуть впереди шел Удар, чистопсовый, семнадцативершковый, с могучей грудью, серопегий кобель, покрытый волчьими хватками. Злыми ногами он уверенно шел к врагу. Видно было, что это прекрасная собака, не раз бывавшая в смертельных боях с вольным зверем и знавшая толк в этих битвах. Чувствовалось, что он выбрал себе этого великана, с которым решил помериться силой. На молодого волчишку он, казалось, и не обращал внимания, оставив его свободно уходить в поле. Вот страшный бросок, удар могучей гуди, и собака вместе со зверем покатилась по земле. Но это была лишь сотая доля секунды. Вот они уже взвалились на дыбки, сцепившись зев с зевом. Еще мгновение – и зверь, точно пылинку, стряхнул могучего Удара, и опять один несся к спасительному лесу. В эти мгновения подошли остальные собаки, отважно сунулись к зверю, но, легко сброшенные им, откатились в стороны. Тут подоспел было и оправившийся Удар, и собаки все вместе ринулись на волка. Но было уже поздно. Зверь побочил, наддал и, махнул поленом, скрылся в чаще. А на месте уже столпились несколько свор и три или четыре охотника. Кто осматривал полученные собаками раны, кто сосворивал их. Шум. Споры и легкая брань, сдерживаемые присутствием Настеньки, продолжались там минут пятнадцать – двадцать – до той поры, как на пригорке показалась идущая на полных рысях сбитая стая во главе с Бородиновым. Он подъехал к столпившимся охотникам, обсуждавшим случившееся. Говорили они минут пять, не больше. Затем все посажались на лошадей и направились по местам. Выждав, как все займут номера, доезжачий вернулся к стае, поднял ее и повел опять туда, к той отрожке, откуда утром набросилИ снова нерушимая тишина заполнила округу. Ни взбреха, ни крика, ни даже нежных, призывных звуков отлетающей птицы. Все замерло и застыло в умиротворяющем покое, отдаваясь ласкам мягких лучей низкого, осеннего солнца. Я стоял на номере в глубокой уверенности, что здесь мне ждать нечего. Нелепо ожидать зверя к месту, неподалеку от которого он только что имел схватку со своими врагами. Зачем он пойдет сюда? Чтобы встретить этих неистовых собак, которые при малейшей оплошности спустят ему шкуру? Старый зверь прекрасно понимал это. Рядом со мной молодая, стройная рябинка с редкими, осыпающимися узорчатыми оранжевыми листьями и тяжёлыми поникшими гроздями хваченными морозом плодов. Густой, мягкий ковёр настелили под ней опавшие листья. К её гладкому, блестящему стволу, точно ища защиты, прижалась молодая ива, покрытая пожелтевшими листьями. По деревцу с тихим, призывным криком «юить… юить… юить!» прыгает юркая пеночка-теньковка. Вы помните ранней весной в только ещё отходящем после зимы лесу эти юные, нежные звуки «тень-тинь-тянь-тюнь-тень-тинь…» Это ведь она! Это та самая птичка прыгает меж пушистых серёжек осинки, приветствуя весну милыми, ясными звуками! Наблюдая за птичкой, я на минуту оторвался от происходящего вокруг. Я вижу только ее, эту непосредственную щебетунью, и мне так хорошо следить за ее легкими, юркими движениями. Я так увлекся этим, что, когда случайно перевел взгляд на кусты невысокого, с осыпающейся листвою, частого еще подседа на той стороне крутоберегой лощинки, я вдруг замер… Спокойными, ровными бросками, саженях в пятидесяти от меня, из лесу выходил громадный старый волчина, видимо тот, которого полчаса назад травили. Сторожко оглядываясь, он остановился у крайнего куста, высунув в поле лобастую голову с настороженными ушами. Затем в несколько коротких скачков он перебежал пространство, отделявшее его от зарослей седой, хорошо скрывавшей его шерсть, побуревшей полыни, и, зайдя в нее, лег, прислушиваясь и оглядываясь по сторонам. Легкий ветерок тянул от него, и зверь не мог меня замечать. Он пролежал так минуту – другую – так мне показалось тогда, а может, всего несколько мгновений. Как я опишу, что тогда стало со мной? У меня вдруг остановилось дыхание, и, чтобы не задохнуться, я должен был открыть рот и прыгающими губами ловить воздух. Меня охватил озноб, и сердце, того и гляди, готово было выпрыгнуть из груди. Я весь съежился, прирос к лошади, сжав ее ногами, и жадными, вылезающими из орбит глазами впился в зверя. Что я думал тогда? Что пронеслось в моем воспаленном мозгу? Все!.. И эта вот недавняя травля, и стоны незадачливого старичка – охотника, и заботливые, звонкие крики красавицы Настеньки, и мой отец, которого я точно призывал на помощь, и эти вот дорогие мне собаки, из которых, кто знает, одна, а то и две могут быть сейчас изувечены могучем зверем, и мои экзамены, и болезнь, и все, что и шло и не шло к делу. В эти мгновения я скорее почувствовал, чем услышал, несколько добирающихся голосов там, на той стороне оврага. Услышав эти звуки, зверь вскочил и оглянулся. Что было в этом взгляде? Кто знает! Быть может, прощание и последний привет с благодарностью за счастье и приволье, которые он имел здесь, где он любил, растил и кормил своих детей. Быть может, старый зверь посылал приютливому лесу обещание вернуться, а может, хотел запечатлеть в памяти дорогие места, где сам он увидел свет и ощутил радость бытия? Зверь оглянулся, вышел из зарослей полыни и, сообразив, что медлить нельзя, сразу вылетел на открытое поле. « Время!..» - молнией пронеслось в мозгу. Я толкнул лошадь, которая по привычке поняв меня, а может и увидев зверя, взяла с места во весь мах и, съехав почти на хвосту с крутого, размытого полой водой овражка, вынесла меня на противоположную сторону. Я сразу очутился на чистоте. И впереди меня, саженях в полутораста, шел громадный зверь. Мы были у всех на виду. «Вот сейчас… Вот сию минуту… - мелькнуло в голове. – Господи! Помоги мне!» - пронеслось в мозгу, и, не сбавляя хода, держа свору, я бросился за зверем. Собаки рванулись за мной и пометили волка. «Улю–лю» - прошептал я рыдающими губами и отдал свору. Стрела не срывается так с тетивы, снаряд не вырывается так из жерла гремящей пушки, как взвились мои собаки. Какой–то стон вырвался из их грудей, и только комья земли полетели назад, вырываемые их лапами. Я пригнулся к луке и впоперечь ожег моего благородного Буланчика плетью. Лошадь словно осела подо мной и тут же взмыла, готовая выскользнуть из – под седла… * * * Думаю, я не жил в те мгновения. Во всяком случае, это нельзя назвать жизнью, как обычно понимаем ее мы, когда говорим, мыслим, рассуждаем. Я ничего не соображал, ничего не понимал, ничего не мог думать. Я видел перед собой зверя. Словно молнии черкающих к нему собак и не ощущал себя, потеряв все человеческое, и только стонал и рыдал чужим, не своим голосом «улю–лю, улю–лю», ожигая арапником взбесившуюся лошадь. Зверь понял, что здесь шутки плохи. Он побочил вправо, вышел на гладь и наддал ходу. Но не дремали и мои верные друзья. Ухо в ухо, нестерпимо злыми ногами спели они к врагу, набирая на угонку. Вот один страшный бросок, сразу чуть ли не вдвое сокративший расстояние между ними, вот другой, такой же, полный дикой злобы и отваги, - и псы на гачах у старого бродяги. Дальше не знаю, как все это получилось. Воспаленным ухом я услышал какой–то стон, словно приглушенный хрип, когда два лихих кобеля, приспев к зверю, с хляскающим звуком в мертвой хватке повиснув у него на шивороте, закатились в свалке. Следом за ними взметнулась и Бурька и поместилась в загривке рядом с мордой хрипящего Бурана. Могучий зверь нашел в себе силы подняться и привстать. Однако стереть собак он уже не мог. Хрипя и задыхаясь, закрыв глаза вздрагивая всем телом, собаки волочились за ним. Зверь делал отчаянные усилия. Пытаясь освободиться, повернуть могучую голову и схватить хоть одну из собак. Но все было тщетно! Это было вот здесь, совсем рядом со мной. «Скорей, скорей на помощь!» - билось в мозгу. Умный Буланчик, не долетая до места, чуть побочил и, подлетев к собакам, резко осадил. Со всего маху я сорвался у него с ушей и, выхватив кинжал, упал в свалку. Зверь еще волочил собак. Я успел вскочить ему на спину, ухватить одной рукой за уши и, нагнувшись вперед, взмахнул кинжалом. Если б вы видели этот взгляд вольного, дикого зверя, брошенный на меня и блеснувший перед ним острый, не знающий пощады кинжал! Сколько ненависти, злобы, тоски, страха было в нем! волк сделал последнее, отчаянное усилие, пытаясь освободиться, и высоко поднялся на передние ноги, выставив могучую грудь. «Бей!» – казалось, кричали его зеленые, искрящиеся глаза… Я взмахнул рукой и вонзил нож. * * * Очнулся и пришел в себя. Когда кругом раздались громкие голоса и крики. Я весь дрожал от охватившего меня волнения. Ноги у меня ослабли, дыхание остановилось, я до боли закусил губы и стоял, озираясь по сторонам, опустив руку с кинжалом, по которому каплями стекала теплая кровь. Что было дальше, я помню как во сне. Помню, как я разнял собак, сосворил их и положил рядом с Буланчиком, как подлетел доезжачий, как он по приказу Чегодаева подал рог «на победу», как неистово хлеща лошадей примчался буфетчик Ларюшка и как тут же, перед затравленным звере, на разостланном ковре захлопали бутылки шампанского. Старик Чегодаев попросил поднять бокалы и сказал: - Дорогие друзья! Мы все были свидетелями незабываемого зрелища. Будем же благодарны главному виновнику, поздравим его и поблагодарим за доставленное удовольствие… Кажется, что – то хочет сказать Анастасия Аркадьевна?.. Послушаем – ка молодого охотника, - с улыбкой глядя на дочь, сказал он. - Ты хочешь что – то сказать? Господа! – несколько волнуясь, начала она. – Сегодня мы поднимаем бокалы, как это у нас принято, не только потому, что взят матерый волк, но и потому, что отмечаем вступление в нашу семью молодого охотника, впервые взявшего матерого зверя… Вы видели все, - продолжала она, – как был выдержан этот экзамен… Дорогой Алексей Павлович! – становясь рядом со мной и обдавая меня горячим дыханием, говорила она. – Поздравляю вас с этой хорошей победой! Хочу верить и верю, что вы с честью будете носить славное имя русского псового охотника. Желаю вам этого от всей души! Громкое «ура» покрыли ее слова. Чокаясь со мной и осушая бокалы, все поздравляли меня. Подумать только, что стало со мной, когда вслед за отцом ко мне подошла Настенька. Ее глаза блестели и смеялись. Она вся была какой – то необъяснимый порыв, движение, восторг. Крепко, по – мужски, она сжала мне руку и вдруг, охватив одной рукой за шею, притянула к себе и ожгла мои губы дерзким поцелуем. Меня поздравляли и целовали и остальные. А что я понимал тогда? Я был как в чаду. Последним подошел Бородинов. Он строго, с уважением посмотрел мне в глаза и, крепко, до боли, стиснув руку, громко проговорил: - Проздравляю вас, Ликсей Павлыч! Лихо вы такого материка взяли. Настоящий вы охотник… Настоящий… - И затем, немного помолчав, добавил: - А даве я все думал, не охотник вы, а так, вроде ж… - Ну, Фаддей! Ты, братец, уж больно увлекаешься! – перебил его, сдерживая смех, старик Чегодаев. – Тут барышня, Анастасия Аркадьевна, а ты… - Ничего, папочка, - перебил отца этот бесенок. – Я сама недавно так думала, - вспыхнув, как кумач, залилась она смехом, бросаясь к отцу на шею. Дружные рукоплескания покрыли ее слова. А я готов был провалиться сквозь землю. Наконец мои мучения кончились. По приглашению хозяина все стали садиться на коней. - Теперь мы берем « Студеный». Прошу поторапливаться. А то хоть и за делом, но порядком замешкались, - говорил он, улыбаясь и глядя на меня. Все сели на лошадей, забрали своры, и Бородинов. Подняв стаю, повел ее через поле к видневшемуся верстах в четырех лесному урочищу. За ним, соблюдая дистанции, вытянулись охотники. Ларюшка собрал ковер, посуду, уложив все на подводу. Потом двое людей помогли ему взваливать моего волка на телегу к лежащим собратьям. Седой волчина с оскаленной пастью был необычаен по размерам. Он лежал поверх сородичей, покрывая их своим могучим телом. Громадная лобастая голова с оскаленными желтеющими клыками и высунытым, уже побелевшим языком, свешивалась вниз. Лежавшие под ним звери казались по сравнению с ним пигмеями. Тела их кончались у него чуть ли не под лопатками. - Ну и бугая вы пымали! – сказал один из людей. – Как это вы с ним управились? Собаки, видать, огонь! Фаддей, поди, лютует. Не его господа эдакого зверя взяли… Беспременно попросит теперь у вашего родителя своих сук с вашими кобелями вязать. Ах, как приятны были мне эти слова! Затем Ларюшка, а следом за ним и его помощники направились к проселочной дороге в объезд овражка. Замешкавшись, я не заметил, как охота ушла сажен на триста. Я поправил ослабевшую подпругу, отвязал свору, обласкал собак, сел на Буланчика и поехал за удаляющейся охотой. Я был один, чувствуя в этом крайнюю необходимость. Все во мне еще клокотало, что – то мешало дышать, судорожно перехватывая горло, и какие – то чувства, неведомые и ни разу еще не испытанные мною, просились наружу. Я стал спускаться в овражек. Вся охота уже перешла на другую сторону и скрылась за пригорком. Я был один. Я увидел это, и вдруг на меня с новой силой налетел этот неведомый приступ глубочайшего внутреннего потрясения. У меня запрыгали губы, глаза застлались влагою, я пытался что то сказать, и вдруг неудержимые счастливые рыдания потрясли все мое существо. Не в силах сдержать себя, я спрыгнул с лошади, бросился к собакам, упал перед ними на колени, охватил эти бесконечно дорогие мне морды и, плача и захлебываясь в приглушенных, счастливых рыданиях, стал безумно целовать их. – Буранушка! Родной мой!.. Милая моя собачка!.. Бурька... Карай!.. – лепетал я, как помешанный. А слезы, сладкие, умиротворяющие слезы, неудержимо лились из глаз. Собаки лизали мне лицо, руки и, кто знает, может, и понимали меня. Не знаю, сколь долго продолжалось это. Только я почувствовал, как что – то мягкое толкается мне около уха, обладая глубоким дыханием. Я обернулся и увидел Буланчика. «Милый мой! Хороший мой конь! Ты тоже понял меня и принес свою ласку и участие?..» И, охватив его голову, я покрыл его мягкие ноздри благодарными поцелуями… Наконец я очнулся. Этот необычайный приступ прервался так же сразу, как и налетел. Я встал, утер ладонями счастливое лицо, вскочил на лошадь и быстрым аллюром вылетел на взбалок. Вся охота на крупных рысях подходила к « Студеному» Я толкнул лошадь и карьером пошел к ним. * * * Старый охотник умолк. - Ведь прошло уже больше пол века, - немного помолчав и глубоко вздохнув, проговорил он. – А скажите, как все помню! Много охотился я после… Много травил зверя... Всякие охоты бывали… И хорошие, и плохие. Хороших больше. А вот таких чувств и переживаний никогда уже не было "Охотничьи просторы" № 14 1960 г. Печатается в сокращении